Если президент Владимир Путин, который до сих пор поддерживает Башара Асада в Сирии, хочет, чтобы его считали членом цивилизованного мира, ему нужна помощь. И помочь ему мог бы Древний Рим.


Начиная с 509 года до нашей эры Рим был республикой, которой управляли сенат, консулы и народные собрания, и все эти ветви власти (как утверждалось) уравновешивали друг друга. В этот период Рим подчинил себе всю Италию, победил могущественное государство Карфаген и взял под контроль значительную часть Северной Африки, Франции (Галлии), Испании, Греции и Леванта. Рим сделал это, главным образом, не потому что был агрессивным и воинственным государством — такими были все другие государства, с которыми он сталкивался в том древнем мире Средиземноморья, где жизнь подчинялась волчьим законам.


Несмотря на все свои победы, Рим потерпел в то время 90 военных поражений; кельты (390 год до н. э.) и Ганнибал (218-202 годы до н. э.) едва не поставили его на колени.


Причина его успеха, как утверждают, была двоякой. Во-первых, это было хорошо интегрированное государство, активно привлекавшее к участию в государственной жизни все население — и богатых и бедных. Но еще важнее то, что в этом воинственном мире один только Рим понимал преимущества привлечения врагов на свою сторону.


За 200 лет, которые потребовались для того, чтобы взять Италию под свой контроль, Рим развил свои навыки и овладел выдающимся политическим и дипломатическим мастерством совместного, «союзного управления», превращая врагов в лояльных римских граждан. И поэтому военные и людские ресурсы, бывшие в распоряжении Рима, значительно превосходили то, чем располагало любое другое государство, против которого он выступал. А его успех в завоеваниях (и добытые им трофеи) добавляли ему новых союзников и укрепляли лояльность существовавших. Союзник Ганнибала царь Македонии Филипп V убедил греческие государства взять эту тактику на вооружение.


Цари Российской империи тоже владели искусством «кооптации». Но теперь эта крайне коррумпированная нестабильная страна, похоже, неспособна включить кого-либо в число своих союзников — кроме тех, кто так же коррумпирован.


Следовательно, России ничего не остается, кроме как демонстрировать свою гордость лидера-одиночки, окруженного врагами, героически и без чьей-либо помощи противостоящего враждебному миру.


А на что еще можно рассчитывать, если вы не в состоянии понять, что в ваших же интересах превращать врагов в союзников?