Со стороны двух Ливий раздаются сигналы, возможно, свидетельствующие о политическом соглашении без военного вмешательства, весьма важную роль в этих процессах играют Россия и Италия.


В Триполи вчера, 26 апреля, прибыл заместитель министра иностранных дел России Михаил Богданов. Богданов — один из лучших дипломатов в мире в вопросах, касающихся арабских стран. Он был послом в Дамаске, когда Сирией правил Асад-старший, он занимается всеми встречами, где пропаганда генштаба отходит на второй план и возникает необходимость вести переговоры на конкретные темы. Богданов приехал в Триполи, чтобы обсудить реактивацию прежних соглашений, заключенных с Муаммаром Каддафи перед революцией 2011 года, открытие посольства в Триполи и помощь в военной подготовке новых солдат, которые будут «служить правительству национального единства»  — еще, правда, не существующему. Когда Италия вновь открыла посольство в Триполи, это показалось преждевременным шагом, потому что властям не удается держать под контролем даже половину своей страны, но теперь выдвинутое Россией предложение говорит о том, что итальянское правительство не единственное, которое стремится к урегулированию отношений с обеими сторонами, разделившими между собой Ливию. Приезд Богданова служит своего рода опровержением опасений, что Россия стремится к силовому решению ливийского конфликта, по крайней мере, на данный момент. Москва занимает позицию, схожую с позицией Италии: посредничество до последнего. Итальянский премьер, Паоло Джентилони (Paolo Gentiloni), занимавший тогда пост министра иностранных дел, внимательно следил за разворачивающейся в Ливии ситуацией, за установлением правительства Файеза Сарраджа в Триполи (заявляющего об очередной поездке за границу, на этот раз в Вашингтон, чтобы встретиться там с президентом США Дональдом Трампом, который не произнес еще ни слова о Ливии).


До прошлого месяца казалось, что ситуация в Ливии идет по намеченному пути: восток против запада, Бенгази против Триполи, полевой командир Халифа Хафтар, получающий поддержку со стороны Москвы, участвовавший в символической церемонии на борту российского авианосца, стоявшего в январе в открытом море у ливийского берега, против Файеза Сарраджа, временного главы временного правительства в Триполи, теоретически поддерживаемый ООН, Америкой и Италией, но на практике — почти не располагающий властью и влиянием. Все задавались вопросом, что же будет дальше (и этот вопрос так и остается на повестке дня): Сарраджа прогонят его ливийские враги из Триполи, выступающие заодно с Хафтаром, и ему придется вернуться на тот корабль, с которого он столь гордо и дерзко сошел в марте 2016 года и который все еще ждет его в порту Триполи? Или же генерал Хафтар выступит против столицы и возьмет ее под свой контроль, как он сделал в прошлом году с нефтяным терминалом в заливе Сидр? На данный момент наиболее вероятным считается третий вариант. В пятницу, 21 апреля, в Риме состоялась весьма мирная встреча председателя Высшего государственного совета Триполи Абдулрахмана Сверхи и председателя Палаты представителей Тобрука Агилы Салеха, то есть лидеров двух конкурирующих парламентов. Теоретически это должна была быть конфиденциальная встреча, предваряющая другие, более трудные, те, в которых решается роль Хафтара в единой Ливии (если таковая однажды появится). По мнению министра иностранных дел Италии Анджелино Альфано (Angelino Alfano) и посла в Триполи Джузеппе Перроне (Giuseppe Perrone), это была тонкая дипломатическая операция, которая привела к результату, оказавшемуся лучше, чем ожидалось, однако новости в эти дни были всецело посвящены делу задержанного в Турции итальянского журналиста Габриэле Дель Гранде (Gabriele Del Grande). Италия и Россия наблюдают за действиями друг друга в Ливии при растущей уверенности, что администрация Трампа добровольно решила не заниматься ливийским вопросом.