На этой неделе президент США Дональд Трамп впервые лично встретится с высокопоставленным представителем России, когда министр иностранных дел Серей Лавров приедет в Белый дом после совещания с госсекретарем Рексом Тиллерсоном (Rex Tillerson). Ставки очень высоки: единственное, в чем Москва и Вашингтон сейчас полностью друг с другом согласны, так это в том, что отношения между их странами достигли самой низкой точки со времен разгара холодной войны.


Лавров попытается убедить Трампа, что такое охлаждение в отношениях было спровоцировано вовсе не Россией, что виной всему «русофобия» президента Барака Обамы и расширение НАТО, и что пришло время начать новую перезагрузку. Он предложит американскому президенту отложить в сторону все разногласия, в том числе разногласия по Украине, снять экономические санкции и объединиться в борьбе против «Исламского государства» (террористическая организация, запрещенная на территории РФ — прим. ред.).


Это было бы огромной ошибкой. Агрессию России в отношении Украины — незаконную аннексию Крыма и необъявленную войну на востоке страны — невозможно просто проигнорировать. Действия России — это наступление на международный порядок, который служил основой безопасности и стабильности в Европе со времен Второй мировой войны. Если спустить эту агрессию с рук России, это будет означать возврат к Европе, поделенной на сферы влияния, где крупные державы контролируют более мелкие и слабые государства. Это лишь подвигнет Россию на новые агрессивные кампании и повысит риск конфликта в будущем.


Чтобы поставить наши отношения с Москвой на более прочное основание, президенту сначала нужно устранить главную причину резкого охлаждения в отношениях, то есть справиться с проблемой агрессии России на Украине.


Это необходимо сделать как можно скорее. Несмотря на то, что два года назад было подписано Минское соглашение, Москва не смогла обуздать сепаратистов в Донбассе, на востоке Украины. В результате боев, которые до сих пор время от времени вспыхивают, еженедельно продолжают гибнуть десятки украинских солдат, а условия жизни мирных граждан по обе стороны линии фронта стали просто невыносимыми. В апреле в этом конфликте впервые погиб гражданин США, когда заложенная сепаратистами мина взорвалась под автомобилем делегации наблюдателей ОБСЕ.


Дипломатические усилия Франции и Германии, возможно, помогли предотвратить ухудшение ситуации, однако они уже исчерпали свой потенциал. Канцлер Германии Ангела Меркель натолкнулась на глухую стену, когда она попыталась поднять тему Украины во время встречи с президентом Владимиром Путиным в Сочи 2 мая. Становится все очевиднее, что сами по себе Германия и Франция не могут заставить Россию изменить курс и вывести ее войска с востока Украины. Более активное дипломатическое вмешательство со стороны США в сотрудничестве с Киевом, Берлином и Парижем может ускорить процесс снятия оккупации и предотвратить формирование еще одной зоны замороженного конфликта.


Поэтому теперь, когда президент Трамп готовится к встрече с Лавровым и к возможному первому саммиту с Путиным, он должен сделать урегулирование конфликта на Украине тестом и главным приоритетом в отношениях с Москвой. Ему следует назначить высокопоставленного дипломата специальным посланником США, который будет вести непосредственные переговоры с кремлевскими чиновниками, контролирующими ситуацию на востоке Украины. Любое соглашение должно базироваться на полном выполнении Москвой и ее агентами всех требований Минского договора и на восстановлении власти Киева над Донбассом, включая международные границы.


Это требование вполне разумно. Суть его в том, чтобы просто попросить Путина выполнить те обещания, которые он дал, но так и не выполнил — начиная с обеспечения устойчивого режима прекращения огня и вывода войск и тяжелого оружия. Когда ситуация в Донбассе стабилизируется, США и их западные партнеры смогут добиться от президента Петра Порошенко выполнения его части договора, в том числе предоставления особого статуса Донбассу, амнистии и проведения честных выборов под наблюдением международных экспертов.


Чтобы этого добиться, сторонам, возможно, придется рассмотреть вариант с размещением международных миротворческих сил и гражданской администрации на время переходного периода, который продлится один или два года. Международный механизм обеспечения соблюдения соглашений, которого не хватает в Минском документе, заставит обе стороны соблюдать режим перемирия и отвести тяжелое оружие от линии соприкосновения, а также заставит Россию увести свои войска и оружие с территории Украины. Международные органы могли бы взять под свой контроль международную границу, чтобы положить конец незаконному провозу оружия в удерживаемые сепаратистами районы, и создать условия для проведения честных выборов и беспрепятственного возвращения беженцев в свои дома. В конце переходного периода Киев получит под свой контроль международную границу, когда международное присутствие постепенно сойдет на нет, и сможет наконец управлять всей территорией Украины.


Крым может обернуться крайне сложной проблемой, решать которую придется очень долго, потому что мы не можем — и не должны — ратифицировать незаконные действия России на этом полуострове. Однако восстановление суверенитета Украины над Донбассом позволит нам перевернуть страницу, в том числе смягчить или отменить некоторые санкции. Это существенно улучшит качество жизни россиян и жителей Донбасса, которые пострадали больше всех. НАТО и Россия смогут начать восстановление практического взаимодействия и заняться созданием такой системы безопасности в Европе и за ее пределами, которая будет основана на принципах сотрудничества.


Если Путин отвергнет инициативу президента США, у Америки и ее союзников не будет иного выбора, кроме как еще больше увеличить давление на Россию, ужесточив санкции и увеличив объемы экономической и военной помощи Украине, в том числе начав поставлять украинцам смертельное оружие, чтобы те могли противостоять новым наступлениям России.


Украина стала той точкой, в которой пути США и России разошлись в разные стороны, поэтому восстановление отношений нужно начинать именно с украинского вопроса. Дипломатическое взаимодействие на самом высоком уровне и создание международных механизмов обеспечения соблюдения соглашений могут помочь Трампу и Путину добиться успеха там, где все прежние попытки провалились, и рассеять то облако, которое нависло над российско-американскими отношениями.


Александр Вершбоу — заслуженный член Атлантического совета в Вашингтоне. Прежде он занимал должности заместителя генерального секретаря НАТО, заместителя министра обороны США, посла США в НАТО, посла США в Россию и Южную Корею.