В своей прошлой статье я коснулся позиции оси США — Израиль после достигнутых в Астане договоренностей и возможного влияния этой позиции на дальнейший ход гражданской войны в Сирии. На сегодня я оставил вопрос о том, какой должна быть политика Турции в ответ на эту новую ситуацию.


Согласно раскладу сил в международной системе и ближневосточном регионе, Турция не обладает силой, позволяющей самостоятельно определять будущее Сирии. На самом деле никакая страна не имеет такого потенциала. Поэтому Анкаре при определении своих последующих шагов в сирийской политике следует учитывать позиции других игроков, имеющих влияние в этом вопросе.


В своей предыдущей статье я написал, что в дальнейшем США и Израиль хотят обладать большим правом голоса в сирийском вопросе. Они особенно сосредоточены на предотвращении возникновения беспокоящей Израиль картины.


Речь идет о двух важных последствиях для Турции, к которым приведет еще большее вмешательство Вашингтона и Тель-Авива в сирийский вопрос.


Во-первых, этот интерес США и Израиля напрямую повлияет на будущее договоренностей, которые Анкара достигла с Москвой и Тегераном в сфере урегулирования сирийской проблемы. А вопрос о том, преимущество ли это для Турции или, наоборот, неудобство, тесно связан с прояснением вопроса о том, что администрация Трампа думает по поводу комплексного урегулирования сирийской проблемы.


Если вспомнить, в какое сложное положение поставила Анкару свобода действий, которую американская политика при Обаме предоставила Дамаску, Тегерану и Москве, станет очевидно, что главным риском для Турции будет неопределенность политики Америки в Сирии. Активизация США в сирийском вопросе ровно в тот момент, когда Анкара села за стол переговоров с Москвой и Тегераном, состоящими в противоположном блоке, и действует совместно с Россией и Ираном в рамках решения сирийской проблемы, осложняет дальнейшее принятие решений. При том, что Турция сделала это поздно, долго ожидая шагов администрации Обамы в Сирии.


Что правильнее: исходить из политики, которую Вашингтон проводил до настоящего момента, и продолжать путь, выбранный с Россией и Ираном в сфере обеспечения мира, «не надеясь» на США, или же полагать, что администрация Трампа решительно намерена изменить балансы в Сирии и ожидать создания нового стола переговоров, за которым будут и США?


За столом в отсутствии США Турция осталась в одиночестве против России и Ирана, и поэтому достигнутые договоренности во многом не были такими, как хотела Анкара. Тем не менее Анкара, которая желает положить конец гуманитарной трагедии в Сирии и сосредоточиться на борьбе с Партией «Демократический союз» (PYD) / Рабочей партией Курдистана, больше не стала ждать американцев и предпочла путь достижения согласия с Москвой и Тегераном. В том, что Турция выбрала этот путь, важную роль сыграла политика администрации Обамы в ходе попытки переворота 15 июля, ее позиция в защиту террористической организации FETÖ Фетхуллаха Гюлена (Fethullah Gülen) и открытая поддержка PYD.


Именно позиция администрации Трампа в отношении террористических организаций FETÖ и PYD/РПК и в целом то, как она пожелает формировать отношения с руководством Партии справедливости и развития Турции, станет основным фактором, определяющим политику Турции как в отношении США, так и в отношении сирийской проблемы. В этой связи визит президента Эрдогана в США на следующей неделе будет крайне важен не только с точки зрения турецко-американских отношений, но и будущего сирийской проблемы.


Если на переговорах с президентом Трампом президент Эрдоган получит удовлетворительные для Турции сигналы по вопросам FETÖ и PYD и вернется из США с впечатлением, что США будут преследовать более активную политику в сфере урегулирования сирийской проблемы, это может подразумевать начало нового периода в сирийском вопросе и сирийской политике Турции. Решающим в этом вопросе будет то, какую политику ось США — Израиль будет проводить по отношению к Ирану и какие отношения в этой связи она хочет построить с Анкарой.


Но если администрация Трампа пожелает продолжать сирийскую политику периода Обамы или будет медлить с устранением ее элементов в органах безопасности даже при определенных изменениях, это приведет к тому, что Турция сделает выбор в пользу продолжения процесса с Россией и Ираном в сирийском вопросе.


Если же США будут и дальше проводить политику Обамы, связанную с оказанием поддержки PYD, а в остальных районах Сирии в отличие от Обамы ориентироваться на политику, которая вызовет еще большее противостояние с Россией и Ираном, этим процессом Анкаре сложнее будет управлять. В этой ситуации Турция будет вынуждена, с одной стороны, проводить политику баланса между США и Россией, с другой — в одиночку продолжать борьбу с PYD/РПК.