Пару недель тому назад перед российским посольством в Тегеране состоялись демонстрации. Участвующие в них разгневанные бородатые молодые мужчины кричали, что посольство — «шпионское гнездо». Этот лозунг возвращает нас в 1979 год, когда студенты в иранской столице протестовали перед зданием тогдашнего американского «шпионского гнезда».


Почему Россия вдруг стала мишенью для демонстрантов? Причину следует искать в приближающихся президентских выборах. Президента России Владимира Путина обвиняют в том, что он очертя голову бросился в избирательную кампанию, поддерживая аятоллу Ибрахима Раиси. Такое вмешательство нравится не всем. Но что касается президентской кампании в США, то Россию обвиняют в закулисном влиянии и хакерских атаках в пользу Дональда Трампа, а вот в Иране, похоже, Путин предоставляет свою поддержку более открыто.


«Демонстрации на прошлой неделе — только один пример того, что многим иранцам не особенно нравится российское вмешательство в президентские выборы», — пишет известный иранский комментатор Амир Тахери (Amir Taheri) живущий в изгнании в Европе.


Две недели назад российский президент направил Рустама Минниханова, президента российской республики Татарстан, в священный для мусульман-шиитов город Махшад в Иране. В качестве главы делегации, состоявшей из 60 человек, Минниханов встретился с Ибрахимом Раиси, одним из трех кандидатов в президенты, которые могут победить на выборах в Иране. Визит не остался незамеченным.


В Иране Раиси относится к сторонникам жесткого курса — в отличие от нынешнего президента Хассана Роухани, который вновь выставил свою кандидатуру. Путин принимал Роухани в Москве, но, по мнению некоторых наблюдателей, кремлевский царь, якобы, считает Роухани слишком «проамериканским». Именно Роухани при поддержке духовного лидера Ирана Али Хаменеи вел с США, Великобританией, Францией, Китаем, Россией и Германией переговоры о заключении ядерного соглашения в ноябре 2013 года.


Исторически у России были интересы, связанные с Ираном. В 19-м веке Россия и Великобритания поделили Иран на две сферы влияния: русским достался север, а британцам — юг. Во время Второй мировой войны, когда Иран официально был нейтрален, но шах Реза Пехлеви симпатизировал нацистской Германии, СССР и Великобритания вторглись в страну. Оккупационные власти привели к власти сына Резы — Мохаммеда Резу Пехлеви, остававшегося шахом до революции аятоллы Хомейни в 1979 году. Советский Союз оккупировал Северный Иран вплоть до 1946 года.


Нефтяные богатства Ирана играли особенно важную роль в игре, к которой постепенно подключились и США. При шахе Мохаммеде Резе Пехлеви Иран был союзником США, в то время как руководители просоветской коммунистической партии Тудех часто оказывались в пресловутых шахских тюрьмах. После 1979 года аятолла Хомейни твердо заявил, что Иран не будет опираться ни на СССР, ни на США. Но постепенно русские стали играть все более важную роль в стране — и в экономическом плане, и как поставщики оружия. Россия и Иран сражаются по одну сторону в Сирии, где Башар Асад продолжает оставаться у власти благодаря их присутствию.


Отношения между Россией и Ираном стали более системными после встречи между Али Хаменеи и Владимиром Путиным два года назад. Тогда иранский духовный лидер заявил, что Иран не будет занимать никакие позиции в международной политике, не «скоординировав» их с Москвой заранее.


То, что плохие отношения между США и Россией явно не улучшились после того, как Дональд Трамп стал американским президентом, возможно, способствовало тому, что Владимир Путин выбрал свою сторону в иранской предвыборной борьбе. Хассан Роухани стремится к улучшению отношений с Западом и США. В сегодняшней ситуации это едва ли отвечает интересам русских. Но открытым остается вопрос, какую позицию займет Али Хаманеи, человек, обладающий реальной властью в Иране.


Хаменеи во время избирательной кампании публично никогда не выступал и не вставал на чью-либо сторону, хотя некоторые кандидаты и утверждали, что он их поддерживает. Для духовного лидера поддержка кандидата, который, возможно, впоследствии проиграл бы выборы, означала бы потерю престижа. Идеологически и Ибрахим Раиси, и третий значительный кандидат, Мохаммед-Багер Галибаф, Хаменеи ближе, чем Роухани. Галибаф является мэром Тегерана, ранее он возглавлял Революционную гвардию и иранскую полицию.


Али Хаменеи 77 лет, со здоровьем у него неважно. В следующие четыре года может произойти многое; если его не будет, президент получит возможность влиять на выбор преемника. Поэтому президентские выборы, которые состоятся в этом месяце, важны не только для России, но и для всего мира.


ЦРУ постоянно вмешивалось в иранскую политику, когда страной правил Мохаммед Реза Пехлеви. И нельзя сказать, что американские разведывательные службы с тех пор стали желанными гостями в Иране. В то время как для российской разведки ФСБ на иранской земле действовать гораздо проще, учитывая близкие отношения между Россией и Ираном.


Информации о том, был ли кто-либо арестован во время демонстраций перед российским посольством, не поступало. То, что власти дали ее провести и не вмешались, может быть плохим знаком для президента Путина.