В период предвыборной кампании в США демократы прикладывали немало усилий, чтобы убедить общественность в том, что Дональд Трамп и его советники находятся под чрезмерным влиянием России. Теперь же эта кампания превратилась в нечто гораздо более масштабное, неприглядное и опасное. Она переросла в кампанию, призванную сделать Россию изгоем и поставить под сомнение верность и этические принципы любого, кто выступает в поддержку менее конфронтационных отношений с этой страной.


Очередным этапом этой кампании стала статья, опубликованная в Washington Post 15 мая, авторы которой утверждают, что президент Трамп сообщил чрезвычайно секретную информацию министру иностранных дел России Сергею Лаврову и послу России в США Сергею Кисляку в ходе их встречи в Белом доме. Авторы статьи недвусмысленно намекают на то, что такая передача секретных разведданных является совершенно недопустимой и, возможно, даже предательской.


Советник президента по вопросам национальной безопасности Герберт Макмастер (H. R. McMaster) и другие чиновники решительно отвергли информацию о том, что президент сообщил россиянам секретную информацию, касающуюся источников и методов разведки. Даже если Трамп так поступил, это не является нарушением закона. Давно известно, что президент имеет право в любой момент рассекретить те или иные данные и сообщить их тому, кому пожелает. Поскольку та информация, о которой идет речь, очевидно, касалась планов «Исламского государства» (террористическая организация, запрещенная в РФ — прим. ред.), включая планы использовать ноутбуки, чтобы проносить бомбы на борт пассажирских самолетов, неудивительно, что администрация США захотела поделиться этой информацией с российскими чиновниками. Россия несколько раз становилась жертвой терактов исламистов, и она является союзником США в борьбе против ИГИЛ.


Основная мысль статьи, опубликованной в Washington Post — а также прозвучавших после ее выхода комментариев со стороны демократов и их союзников в СМИ — заключается в том, что тесное сотрудничество с Москвой, даже в области борьбы с терроризмом, является незаконным. Вся эта шумиха представляет собой очередной этап в набирающей обороты антироссийской истерии. Русофобы называют «марионетками Путина» не только Трампа и его соратников, но и тех экспертов и журналистов, никак не связанных с администрацией, которые осмеливаются высказываться в поддержку менее конфронтационного подхода к отношениям с Россией. Жертвами этой кампании по дискредитации стали профессор Принстонского университета и эксперт по Советскому Союзу и России Стивен Коэн (Stephen Cohen), Глен Гринвальд (Glenn Greenwald) из издания Intercept, колумнист Пэт Бьюкенен (Pat Buchanan), бывший конгрессмен-республиканец и кандидат в президенты Рон Пол (Ron Paul) и колумнист TAC Дэниэл Ларисон (Daniel Larison).


Подобная тактика очень напоминает худшие перегибы эпохи Маккарти в 1950-х годах и угрожает в значительной мере исказить общественный дискурс. Она также может привести к тому, что Россия станет жертвой абсолютно контрпродуктивной особенности американской внешней политики, которая существует уже несколько десятилетий. Часто под давлением со стороны Конгресса и общественности американские лидеры пытались превратить правительства отдельных стран в дипломатических и экономических изгоев. Вашингтон отказывался напрямую общаться с коммунистическим Китаем с 1949 года и до начала 1970-х годов, когда Генри Киссинджер (Henry Kissinger) и Ричард Никсон решили отказаться от этой стратегии.


Точно такого же подхода США придерживались в отношении Кубы с 1960-х годов и до 2014 года, когда президент Обама решил заняться налаживанием связей. США придерживались стратегии изоляции по отношению к Вьетнаму в течение более 20 лет после победы коммунистов в Южном Вьетнаме в 1975 году. До недавнего времени США вели примерно такую же политику и по отношению к Ирану, сближение с которым началось всего два года назад и в очень ограниченных масштабах. А в многолетней кампании по изоляции Северной Кореи признаки благотворных изменений политики появляются крайне редко.


Эти кампании по изоляции имеют одну общую черту: все они обернулись унизительными провалами. В некоторых случаях их результаты оказались просто разочаровывающими — именно так произошло в случаях с Кубой, Вьетнамом и Ираном. Применение этой стратегии по отношению к Китаю привело к катастрофе, а именно к кровавому столкновению в ходе Корейской войны, двум эпизодам, чуть было не обернувшимся войной за Тайвань, а также к серьезным размышлениям США над возможностью нанести удар по Китаю, чтобы уничтожить ядерную программу Пекина, которая в середине 1960-х годов находилась в зачаточном состоянии. Нынешние опасные трения вокруг Северной Кореи указывают на то, что в текущей ситуации политика изоляции может снова привести к катастрофическим результатам и даже, возможно, спровоцировать вторую корейскую войну.


Учитывая длинный список прошлых провалов, попытки сделать Россию изгоем являются проявлением наивысшего безрассудства и глупости. Сотрудничество с Россией играет чрезвычайно важную роль в решении ряда общих проблем, включая борьбу с исламистским терроризмом и урегулирование северокорейского кризиса. Более того, Россия остается важным участником международной системы. Оставаться в плохих отношениях с — не говоря уже о попытках изолировать — державой, обладающей несколькими тысячами ядерных боеголовок — это преступное безрассудство. Нынешняя антироссийская истерия не только чрезвычайно вредна для здоровья внутриполитической системы США, но она может спровоцировать катастрофические последствия глобального масштаба.