Почему Кремль оставил без ответа новый воздушный удар США по силам, воюющим на стороне президента Сирии Башара Асада, и как очередные санкции американцев против союзников сирийской власти и Владимира Путина нанесут удар по всей военной промышленности РФ, «Апострофу» рассказал лидер российской оппозиционной политической партии «Западный Выбор» Константин Боровой.


(Перед ударом американцев по сирийским войскам — «Апостроф») был явный прокол, связанный с тем, что асадовские войска предприняли нападение не просто на оппозицию, а на оппозицию, сотрудничающую с силами коалиции. Это новый момент. Москва избегает таких конфликтов. В данном случае все было сделано по протоколу: асадовские силы были предупреждены, а их уничтожение началось после того, как они не последовали указаниям сил коалиции.


Такие действия сил Башара Асада могут усилить разногласия между Москвой и Вашингтоном по сирийскому вопросу. Иранцы, «Хезболла», асадовцы — провоцирующие факторы в условиях войны. Потому что у них есть собственные цели, задачи, интересы. Они мало согласуют их с Москвой. До момента, пока не хватает вооружения и поддержки, они пытаются согласовывать, а потом действуют самостоятельно. Так же как ИГИЛ, который, безусловно, действует и с Асадом, и с Москвой до тех пор, пока это выгодно ему. Когда это невыгодно, он становится самостоятельной малоуправляемой силой. Сейчас нет сомнений в том, что взаимодействие ИГИЛ с другими террористическими организациями Москва осуществляет очень плотно, в том числе и через своих представителей. Фактически ИГИЛ (террористическая организация, запрещена в РФ — прим. ред.) возглавляет бывший офицер министерства внутренних дел СССР. Понятно, что он и сотрудником КГБ был, и взаимодействовал с другими спецслужбами, в частности с ГРУ.


Новые санкции США (нижняя палата американского Конгресса приняла законопроект, который, в случае его одобрения в Сенате, обяжет президента США ввести санкции против союзников режима президента Сирии, которые активно сотрудничают и с РФ, — «Апостроф») могут иметь серьезные последствия, хотя они и не такие радикальные, как те, что применялись ранее к Ирану. Формально под санкции подпадают все военные предприятия России. Ведь они в той или иной мере сотрудничают с режимом Асада.


Но и американцы пытаются избежать таких дипломатических конфликтов. Это, скорее, выстрел в воздух, предупреждение российских предприятий о том, что сотрудничество с Асадом запрещено. Ведь до настоящего времени открыто поставлялись не только комплектующие, но серьезное вооружение: С-300, С-400, танки, орудия. Пока же сотрудничество с режимом Асада и Ираном осуществляется Москвой открыто.