Страх европейцев и гнев американцев в полной мере проявились на этой неделе во время встречи руководителей стран-членов НАТО в Брюсселе. Эту встречу вряд ли можно назвать праздником любви, однако разногласия способны создать ложное представление относительно важного прогресса. Для России результаты этой встречи, определенно, не являются выигрышными.


Да, американский президент Дональд Трамп открыто подверг критике своих европейских союзников за то, что они не берут на себя справедливую долю оборонного бремени и не выполняют принятые на саммите в Уэльсе в 2014 году обязательства относительно расходования 2% ВВП на оборону. Кроме того, несмотря на надежды некоторых европейских лидеров, он открыто не заявил о приверженности основополагающей Статье 5 Североатлантического договора, в которой подчеркивается коллективная система обороны альянса.


Однако в день открытия новой великолепной штаб-квартиры НАТО г-н Трамп сделал принципиальное заявление о том, что НАТО в будущем должна уделять «очень большое внимание» «угрозам со стороны России, а также угрозам на восточных и южных границах НАТО». Он также заявил, что Соединенные Штаты «будут всегда вместе со своими друзьями, которые поддержали нас в сложной ситуации». Он сказал об этом во время открытия мемориала, посвященного событиям 11 сентября 2001 года, после которых — и это был единственный случай — НАТО привела в действие Статью 5.


Помощники американского президента утверждают, что его заявления в Брюсселе стали подтверждением обязательств в отношении совместной обороны. А председатель Европейского совета Дональд Туск после встречи с г-ном Трампом в Брюсселе особо подчеркнул, что не существует никаких расхождений между союзниками по Украине и по вопросу борьбы с терроризмом. На самом деле НАТО теперь хочет присоединиться к борьбе против Исламского государства (запрещенная в России организация). Таким образом, на этой встрече были усилены меры сдерживания, а также сделаны соответствующие заверения относительно самого альянса.


Более 20 членов НАТО пока не выполняют взятые на себя обязательства относительно расходования 2% ВВП на оборону и не предоставили реалистичного графика в отношении достижения этих показателей к 2024 году, как того хочет администрация Трампа, и, тем не менее, есть основания говорить об очень важном прогрессе. Германия в 2017 году увеличивает расходы на оборону почти на 2 миллиарда евро, доводя их таким образом до 37 миллиардов евро; Румыния собирается потратить 2% своего ВВП в этом году, а такие скандинавские страны как Дания и Норвегия увеличивают расходы на оборону и намерены приобрести истребители «стелс» пятого поколения. Санкции в отношении Москвы продолжают действовать. Важное значение имеет и то обстоятельство, что НАТО продолжает расширяться. Несмотря на громкие возражения и грубое давление, Черногория присоединилась к альянсу и стала его 29-м членом.


Не следует забывать, что Россия очень надеется на то, что она сможет внести существенный раскол в ряды НАТО и ослабить альянс. Накануне встречи в Брюсселе Кремль, казалось, имел много преимуществ. Большинство стран НАТО значительно сократили свои расходы на оборону, и, кроме того, у альянса возникли сложности в формулировании единой политики, а Соединенные Штаты, судя по всему, получили подверженного манипулированию, напыщенного и неопытного президента, члены предвыборной команды которого и его бывший советник по национальной безопасности якобы имели сомнительные связи с Россией.


Причинение вреда НАТО, естественно, является долгосрочной целью России, однако в последнее время заявления и действия Кремля отличаются особой тактической изощренностью, призванной заменить настоящую силу. Помимо этого, Кремль продолжает сохранять свой обычный способ действий.


Россия в значительной степени полагается на целый ряд политических и психологических инструментов, а также на военную тактику запугивания с использованием методов гибридной войны, которая, в свою очередь, включает в себя кибервойну и информационную войну. Особый интерес представляет использование русскими «рефлексивного контроля» как в военной, так и в психологической области. Этот метод был разработан в 1960-е годы как часть советской подготовки сотрудников разведки, в том числе в 401 школе КГБ, в которой в свое время обучался и российский президент Владимир Путин. Он основан на использовании элементов психологической и информационной войны для манипулирования противником и сковывания его возможностей, а также направлен на получение преимущества с учетом ранее существовавших позиций врагов или их предрасположенностей. При этом все усилия направляются на то, чтобы с помощью обмана и дезинформации побудить неприятеля к тому, чтобы он действовать выгодным для противоположной стороны образом.


Однако большие надежды Кремля, судя по всему, превращаются в прах. В Соединенных Штатах связи с Россией находятся в фокусе интенсивных расследований со стороны государственных ведомств, а также подвергаются безжалостному анализу со стороны средств массовой информации. В Европе хитроумные попытки русских оказать влияние на выборы не дали желаемого результата, а вместо этого вызвали озабоченность по поводу российского вмешательства. Немалая доля парадокса в том, что хитроумные планы России приводят к таким непредусмотренным результатам. После окончания холодной войны еще никогда к России не относились более негативно. Слова правительства Путина и его действия подвергаются самой тщательной проверке, а российские жесты воспринимаются с большим подозрением. Все потенциальные российские угрозы (а среди них, на самом деле, есть и весьма реальные) мгновенно оказываются под увеличительным стеклом. Создается впечатление, что иногда хитроумие просто себя не оправдывает.

 

Аурель Браун является профессором кафедры международных отношений и политических наук Торонтского университета, а также участником программы Center Associate Центра Дэвиса Гарвардского университета (Davis Center, Harvard University). Вскоре выйдет в свет его новая книга под названием «Россия, Запад и безопасность в Арктике» (Russia, the West and Arctic Security).