Президент Франции Эммануэль Макрон встретился с Владимиром Путиным. Само его приглашение в Париж — это шаг, вызывающий тревогу, который следует осудить в свете имперской политики России.


«Вы будете принимать его в стране, которая стала для мира одним из образцов соблюдения прав и свобод человека. Позволим себе напомнить, что Путин стоит на вершине пирамиды авторитарно-репрессивной клептократии России, которая творит произвол на оккупированных территориях Украины и организовывает политические преследования украинских граждан», — написали авторы обращения к французскому президенту, прося его помочь украинцам, которых незаконно удерживают в российских тюрьмах. Можно предположить, что поводом для встречи на высшем уровне послужили взаимные экономические интересы, а заявления Макрона о «жестком курсе в отношении Украины» — это лишь элементы пиара.


Какой дать ответ?


Сегодняшняя Россия — это страна с советским менталитетом без коммунистического балласта. На смену тоталитаризму пришло тактическое объединение империализма с элементами российской православной веры. Путин всегда называл распад СССР главным российским провалом XX века. Следует четко подчеркнуть, что слабость Германии и Франции поощряет Путина сохранять курс своей политики в отношении соседних стран. Минские соглашения по Украине остаются лишь фиговым листком, а стоят они не больше, чем гарантии США, Великобритании и России, которые те дали Украине взамен за присоединение к программе СНВ-1 (нерушимость границ за отказ от ядерных вооружений).


Путин будет стараться смягчить позицию Запада, особенно в вопросе санкций. Поэтому перед польской дипломатией встает важная задача: ей нужно сформировать широкий блок государств в нашей части Европы. Важным элементом такого соглашения станет создание автомобильного маршрута Via Baltica и железнодорожного коридора Rail Baltica. Оба эти проекта можно будет использовать также в транспортном сообщении с Украиной.


В нашей истории было много общих героев, как, например, генерал Станислав Булак-Балахович, которые (как и он) считали, что противовесом для имперской политики России должно стать сотрудничество, демократизация и право на самоопределение. В Польше о генерале практически забыли, между тем следует напомнить одно его высказывание: «Я демократ, сын народа, христианин-католик, моя покойная мать была полькой, а отец — белорусом. Я не состою ни в какой партии. […] В моей армии были белорусы, поляки с восточного пограничья и русские, которых преследовали за их убеждения коммунисты и германофилы. Ко мне всегда самоотверженно тянулись все антикоммунистические силы. […] Я горячо верил и продолжаю верить в Бога и справедливость. В 1918 году, неся на своем знамени изображение креста, противопоставленного советской звезде, я вступил в неравный бой за угнетенные народы. Я боролся за свободу Эстонии, той России, которая хотела остаться христианской и по-настоящему демократической, потом Латвии, Польши и Белоруссии».


Как мы видим, 95 лет назад казалось очевидным, что сотрудничество государств нашей части Европы — это тот элемент, который способен остановить российский империализм. Десятилетия коммунизма, уничтожение Советским Союзом значительной части национальных элит и послевоенная пропаганда, рассказывавшая об «освобождении от оккупации» обернулись для общественного сознания крайне негативными последствиями. На смену этосу общего многонационального государства, Первой Речи Посполитой, пришла идея «освобождения», которое якобы принесла Красная армия.


Вместе мы сильнее


Мы зря предоставили Украину самой себе. Поляки считают очевидным, что Украина несет ответственность за геноцид, который совершили украинские националисты из ОУН-УПА (запрещенные в России организации — прим. ред.), истребив своих польских соседей в Волыни. Украине придется разобраться с этим, в противном случае тему резни можно будет использовать для изоляции Киева. Следующей страной, которую ожидает болезненное столкновение с имперской политикой Путина, станет Белоруссия. Поэтому мы должны помочь белорусам обрести национальное самосознание, которое не будет связано с «освободительным» дискурсом. Такие фигуры, как генералы Юзеф Булак-Балахович и его брат Станислав, Вацлав Ивановский, Иван и Антон Луцкевичи, Роман Скирмунт сыграли важную роль в создании Белорусской народной республики, но сейчас оказались забыты или вычеркнуты цензурой. Последний из перечисленных, Роман Скирмунт, был депутатом первой Государственной Думы России, премьером БНР, сенатором во Второй Польской республике и приходился двоюродным братом польскому министру иностранных дел Константы Скирмуту. 7 октября 1939 года его убили «освободители из Красной армии»…


Подводя итог, можно констатировать, что рецепт прост. Геополитическим фундаментом для польской восточной политики должна стать сейчас Первая Речь Посполитая. Нужно не только усилить деятельность телеканала «Белсат», но создать канал, адресованный россиянам. Западные государства не станут поддерживать проект «Междуморья», доказательством чего служат многочисленные инициативы, которые идут вразрез с нашими интересами, как встречи с Путиным или создание газопровода «Северный поток». Приоритет Запада — это бизнес с путинской Россией. Мы сможем одержать успех и защитить себя от российского империализма только если возродим чувство общности между народами, которые создавали Первую Речь Посполитую. Для этого нам просто нужны соответствующие инструменты.