Европа, как и другие части света, крайне негативно отреагировала на объявленное в четверг, 1 июня, решение президента США Дональда Трампа выйти из Парижского соглашения по климату. Еврокомиссия назвала этот день «печальным для всего мирового сообщества», а ее председатель Жан-Клод Юнкер заверил, что отхода от этого соглашения не будет.


Канцлер ФРГ, президент Франции и премьер-министр Италии выступили с совместным заявлением, в котором осудили решение Трампа и исключили новые переговоры с США на эту тему. «Разочарована» британский премьер Тереза Мэй, и даже ее венгерский коллега Виктор Орбан — единственный из лидеров ЕС, безоговорочно приветствовавший избрание Трампа, — «в шоке».


«Климатический канцлер» раздосадован


Из всех европейских лидеров, пожалуй, именно Ангела Меркель (Angela Merkel) принимает тему защиты климата особенно близко к сердцу, за что ее порой называют «климатическим канцлером». Свое негативное отношение к решению Трампа она выразила и в телефонном разговоре с ним еще в четверг вечером, и в упомянутом совместном германо-итальяно-французском заявлении, и в специальном — для немецких журналистов — в пятницу днем.


«Решение США выйти из Парижского соглашения, мягко говоря, крайне досадно», — заявила Меркель, считающая, что этот документ представляет собой «одну из основ сотрудничества стран мира» и является непременным условием достижения поставленной в Париже цели — не допустить повышения среднегодовой температуры на планете более, чем на два градуса по сравнению с доиндустриальным периодом развития человечества.


Вместе с тем канцлер ФРГ уверена, что решение Трампа не деморализует тех, кто «ощущает свою ответственность за охрану нашей Земли». Напротив, Меркель убеждена, что теперь все страны еще решительнее объединят свои усилия с тем, чтобы встретить вызов, стоящий перед всем человечеством. «Ничто не может нас остановить и не остановит», — заверила она и добавила, что Германия выполнит все обязательства по Парижскому соглашению, в том числе те, которые касаются финансовой помощи наиболее бедным и наиболее уязвимым вследствие климатических изменений странам мира.


Доли ФРГ и США в температурном режиме


Однако, в отличие от французского правительства, которое после заявления Трампа пообещало принять дополнительные национальные природоохранные меры, министр охраны окружающей среды Германии Барбара Хендрикс (Barbara Hendricks) такой необходимости не видит.


Из-за предстоящего выхода США из Парижского соглашения ФРГ не будет брать на себя дополнительные обязательства, сообщила она в пятницу на пресс-конференции в Берлине. По мнению министра, от Германии нельзя ожидать, что она дополнительными собственными усилиями компенсирует отсутствие американских.


Впрочем, и при всем желании ФРГ не могла бы восполнить пробел, который рискуют оставить США. Немецкая доля в суммарном мировом выбросе в атмосферу углекислого газа — всего два процента (754 тонн в год). Американская доля — 16,4 процента (5486 тонн), китайская — 27,3 процента (9154 тонн). Даже если Германия вовсе прекратит эмиссию СО2, на температурный режим в мире это существенно не повлияет.


Иное дело — США. По подсчетам экспертов из Всемирной метеорологической организации ООН, невыполнение Вашингтоном его обязательств по Парижскому соглашению равнозначно дополнительному повышению среднегодовой температуры на планете на 0,3 градуса. Поэтому и надеются в Германии в первую очередь на сознательность рядовых американцев, местных властей и фирм в США, понимающих — в отличие от их президента — необходимость мер по защите климата. Coca-Cola, например, по собственной инициативе обязалась на четверть сократить выбросы в атмосферу СО2 в ближайшие годы, а Apple в самих США уже перешел на использование энергии исключительно из возобновляемых источников.


Как снизить эмиссию СО2?


Кроме того, и с уже взятыми на себя обязательствами — уменьшить к 2030 году эмиссию СО2 на 40 процентов по сравнению с 1990 годом — Германия рискует не справиться. Несмотря на бум возобновляемых источников энергии, ей по-прежнему не удается существенно снизить выбросы в атмосферу углекислого газа.


Первоначальный прогресс в этом деле, когда за период с 1990 до 2012 года произошло сокращение на 24 процента, объясняется тем, что после объединения Германии на ее востоке — в бывшей ГДР — были закрыты многие промышленные предприятия и остановлены устаревшие угольные электростанции.


Дальше дело идет с трудом. Уголь в Германии по-прежнему сжигают для выработки электроэнергии, крайне высоким остается и уровень транспортного выхлопа в атмосферу. Попытки правительства побудить немецких автолюбителей пересесть на электромобили успехом не увенчались. Государственная программа дотаций на их приобретение оказалась практически невостребованной.


Климат и международная конкуренция


Оценки экономических последствий принятого Дональдом Трампом решения, которое он мотивировал в первую очередь интересами предприятий и потребителей в США, в Германии высказывают неоднозначные. Большинство местных наблюдателей сходятся во мнении, что эффект будет обратным, что президент лишает Америку перспективы инновационной модернизации. Но негативные последствия они не исключают и для других стран.


По оценке депутата Европарламента, немецкого консерватора Герберта Ройля (Herbert Reul), решение Трампа может поставить европейскую промышленность в невыгодное положение и создать конкурентные преимущества на мировом рынке для американской.


Такой эффект будет усилен, полагает президент Федерального объединения торгово-промышленных палат Германии (DIHK) Эрик Швайцер (Eric Schweitzer), если другие страны начнут принимать дополнительные меры по охране климата, чтобы компенсировать выход США из Парижского соглашения.


А вот глава Федерального объединения оптовой и внешней торговли Германии (BGA) Антон Бёрнер (Anton Börner) не видит негативных экономических последствий для Германии в ближайшем будущем. В то же время он отмечает, что в мире растет неуверенность, а неуверенность, по выражению Бёрнера, «это яд для инвесторов», ухудшение же общей экономической ситуации в мире неминуемо скажется и на самих США.


Но по-настоящему радикальные осложнения — и для немецкой, и для мировой экономики — Антон Бёрнер ожидает в том случае, если Трамп начнет не только говорить о пользе протекционизма, но и принимать меры по ограничению свободной международной торговли.