Российский гигант газовой отрасли «Газпром» с 2011 года пытается начать строительство газопровода «Северный поток — 2» через Балтийское море в Германию. Проект первого газопровода — «Северный поток — 1» — компания уже реализовала. Тогда он привел к значительным противоречиям между Польшей и Германией. «Северный поток — 2», вопреки новой волне критики из Польши и возражениям Еврокомиссии, Европарламента и большей части стран-членов ЕС — должен быть построен до 2019 или 2020 года. Тогда 70% российского газа пойдет через балтийский маршрут.


Однако сегодня будущее «Северного потока — 2» выглядит плохо. Не нужно обладать способностями предсказателя, чтобы понять, что любимый проект Путина не станет реальностью. Берлин должен понять, что проект не вписывается в общий расклад, и уберечь остальную часть Европы от споров по этому вопросу. И без этого «Северный поток — 2» противоречит всем основным целям энергетической политики ЕС.


На последнем заседании совета министров ЕС по вопросам окружающей среды образовался сильный фронт, выступивший за то, чтобы Еврокомиссия провела переговоры с Москвой о рамочных условиях проекта «Северный поток». Формальный мандат Европейский Совет выдаст Еврокомиссии, вероятно, после окончания лета. Проведение переговоров ЕС означает, что идея министра иностранных дел Зигмара Габриэля (Sigmar Gabriel) провести «Северный поток — 2» в свободном правовом поле в обход европейского энергетического права провалилась.


Насколько быстро ЕС удастся согласовать с Россией рамочное соглашение, неясно. Однако неизбежны значительные промедления. На получение необходимых разрешений от Швеции и Дании Газпрому до прояснения ситуации рассчитывать не приходится. Кроме того, соглашение между ЕС и Россией должен одобрить Европарламент. В это трудно поверить тому, кто знает, сколько раз он уже голосовал против «Северного потока — 2».


Канцлер пока публично отделывается отговорками по вопросу «Северного потока — 2», чтобы не пришлось занимать позицию по существу разногласий о масштабе энергетической зависимости от России. Сейчас она должна решить и предотвратить опасное развитие ситуации. Если она сделает это быстро, то сумеет избежать того, что немецкое упрямство станет преградой именно тогда, когда у ЕС появился шанс на новые подвижки.


В западно направлении Германия выстраивает политические мосты к Эммануэлю Макрону, чтобы вновь привести в действие традиционную ось ЕС. Отношения с Востоком — сложнее, чем они были до объединения. Чтобы избежать противопоставления Востока и Запада внутри ЕС, со времен министра иностранных дел Геншера (Genscher) целые поколения немецких политиков работали над тем, чтобы расширить французско-немецкую ось до треугольника «Париж-Берлин-Варшава». Сегодня это тем более важно, ведь в Польше правят очень сложные партнеры.


«Северный поток — 2», который вреден с точки зрения экологии и энергетической политики, в текущей ситуации становится еще и серьезным камнем преткновения в возможном прорыве в ЕС. Поэтому Берлину не следует продолжать растрачивать свою энергию на проект трубопровода. У нас есть более важные вещи, которые нужно строить.