Вашингтон. — Президент Трамп заявил в среду, что ни в коем случае не назначил бы Джеффа Сешнса генеральным прокурором, если бы знал, что тот самоустранится от руководства расследованием по России, которое существенно затрудняет ему работу на президентском посту. Трамп назвал решение Сешнса «очень несправедливым по отношению к президенту».


Открыто порвав с одним из своих главных политических сторонников, Трамп пожаловался на то, что решение Сешнса в итоге привело к назначению специального прокурора, чего не должно было случиться. «Сешнс не должен был брать самоотвод, а если он собирался его взять, ему необходимо было сообщить мне об этом до назначения на должность, и тогда я бы выбрал кого-нибудь другого», — сказал Трамп.


Давая пространное интервью The New York Times, президент также обвинил уволенного в мае директора ФБР Джеймса Коми в попытке использовать компрометирующие материалы для сохранения своей должности. Трамп раскритиковал и исполняющего обязанности директора ФБР, который занял вакансию после отставки Коми, а также заместителя генерального прокурора, который порекомендовал отправить его в отставку. А еще он выступил с нападками на специального прокурора Роберта Мюллера III, который ведет расследование по делу о российском вмешательстве в прошлогодние выборы.


Трамп заявил, что у Мюллера существует немало конфликтов интересов на этом посту, и предупредил следователей, чтобы те не занимались делами, слишком далекими от России. Трамп ни разу не сказал, что он прикажет Министерству юстиции уволить Мюллера, и не изложил обстоятельства, при которых он может пойти на такой шаг. Но и исключать такую возможность он не стал, когда с большим недовольством рассказывал об этом расследовании, которое нанесло ему немалый политический ущерб за шесть месяцев президентства.


Трампу задали вопрос, не перейдет ли следствие Мюллера красную черту, если оно займется расследованием его финансов независимо от связей с Россией. Президент ответил: «Я бы сказал да». Но он не сообщил о том, как будет поступать в таком случае. «Я думаю, это нарушение. Ведь это следствие по России», — сказал он.


В ходе интервью было затронуто множество самых разных вопросов, в том числе, о здравоохранении, об иностранных делах и о политике. Но расследование все равно заняло главное место в этом разговоре. Трамп сказал, что насколько ему известно, сам он не находится под следствием, хотя сегодня появляются сообщения, что Мюллер рассматривает вопрос о том, не препятствовал ли президент правосудию, увольняя Коми.


«Не думаю, что мы находимся под следствием, — сказал Трамп. — Я не под следствием. За что? Я не сделал ничего плохого».


Рассказывая о неофициальной беседе с российским президентом Владимиром Путиным на обеде мировых лидеров в Германии, Трамп заявил, что она длилась около 15 минут, и в основном это был «обмен любезностями». Вместе с тем, Трамп сказал, что они подняли вопрос «об усыновлении». Путин в 2012 году наложил запрет на усыновление детей из России американцами, когда США ввели санкции против россиян, обвиняемых в нарушении прав человека. Эта проблема остается больной темой в российско-американских отношениях.


Трамп сказал, что его «заинтересовал» вопрос об усыновлении, поскольку его сын Дональд Трамп-младший заявил, что во время прошлогодней избирательной кампании он стал темой разговора с рядом россиян, связанных с Кремлем. Хотя утечки информации из электронной переписки показывают, что встреча была организована для передачи компрометирующей информации о Хиллари Клинтон, президент отметил, что в прошлом году ему не нужны были от России эти материалы о сопернице, так как их у него было предостаточно.


Интервью состоялось в момент, когда Белый дом пытается оправиться после краха закона о здравоохранении, а сын, зять и бывший председатель избирательного штаба Трампа вызваны на беседу со следователями сената. Внимательный и раскованный президент сидел во время интервью за своим столом в Овальном кабинете в присутствии только одной помощницы Хоуп Хикс (Hope Hicks). Разговор состоялся между обедом с республиканскими сенаторами в Белом доме и мероприятием по продвижению товаров американского производства.


На протяжении всех 50 минут беседы вспыльчивый порой Трамп демонстрировал дружелюбие и приветливость. Он шутил о рукопожатии с президентом Франции и размышлял о проведении военного парада на главной улице Вашингтона. Президент с удовлетворением отметил, что в стране снижается безработица, а рынки ценных бумаг при нем поднялись до рекордных высот.


В один из моментов в дверях появилась дочь Трампа Иванка вместе с его внучкой Арабеллой, которая подбежала к дедушке и поцеловала его. Он приветствовал шестилетнюю девочку, назвав ее «крошкой», а потом попросил показать репортерам, как она говорит по-китайски. Внучка согласилась.


Но Трамп во время интервью не оставил никаких сомнений в том, что расследование российского вмешательства остается больным местом. В частности, его недовольство Сешнсом все еще свежо, хотя с момента самоотвода генерального прокурора прошло уже несколько месяцев. Сешнс был первым сенатором, одобрившим кандидатуру Трампа, и в качестве награды он получил ключевой пост в кабинете, хотя в последнее время отдалился от президента.


«Джефф Сешнс соглашается на эту должность, получает ее, а потом берет самоотвод. Откровенно говоря, я думаю, что это очень несправедливо по отношению к президенту, — отметил Трамп. — Как можно сначала занять должность, а потом самоустраниться? Если бы он отказался от участия в расследовании до прихода на этот пост, я бы сказал: „Спасибо, Джефф, но я тебя не возьму". Это исключительно несправедливо по отношению к президенту, и это еще мягко сказано».


Трамп также осудил Сешнса за его выступление в сенате на слушаниях при утверждении в должности, когда тот сказал, что «не общался с русскими», хотя дважды встречался с послом Сергеем Кисляком. «Джефф Сешнс дал несколько плохих ответов, — сказал президент. — Он давал ответы на очень простые вопросы, и эти ответы тоже должны были быть простыми, но не были».


Пресс-секретарь Сешнса в среду отказался от комментариев.


Президент выступил с новым заявлением по поводу Коми, чья отставка стала главным вопросом для критиков, отмечающих, что это попытка воспрепятствовать расследованию российского вмешательства в выборы и возможного сговора русских с командой Трампа.


Трамп вспомнил, что за две с небольшим недели до инаугурации Коми и другие руководители из спецслужб проинформировали его о российском вмешательстве. Позже Коми отвел Трампа в сторону и рассказал ему о досье, собранном бывшим английским шпионом, где есть информация о его сексуальных похождениях в Москве. ФБР не подтвердило самые сенсационные заявления из этого досье.


Как заявил Трамп во время интервью, на его взгляд, Коми рассказал ему про досье, дабы показать, что у него есть кое-что на президента. «По моему мнению, он поделился со мной этой новостью, дабы я подумал, что у него что-то есть против меня», — сказал Трамп. Как рычаг давления? «Да, думаю так, — ответил президент. — В ретроспективе».


Президент отмахнулся от изложенных в досье утверждений. «Когда он принес это мне, я сказал, что все это — выдумка и помои. Я подумал: Боже, какая же это фальшивка!»


Коми в среду отказался от комментариев.


Вместе с тем, Коми и другие руководители спецслужб решили, что ему лучше поговорить об этом с Трампом с глазу на глаз, потому что он хотел остаться директором ФБР. Коми в конгрессе дал показания о том, что он раскрыл подробности досье Трампу, так как считал, что средства массовой информации очень скоро опубликуют его детали, и что Трамп имеет право знать, какая против него собрана информация. За неделю до инаугурации Трампа во многих изданиях появилось двухстраничное изложение содержания компрометирующего досье, в том числе, в The New York Times.


Трамп опроверг утверждение Коми о том, что на встрече с глазу на глаз в Овальном кабинете 14 февраля президент попросил его прекратить расследование деятельности бывшего советника по национальной безопасности Майкла Флинна. Коми показал в конгрессе, что перед разговором с ним Трамп выпроводил из своего кабинета вице-президента, генерального прокурора и других высокопоставленных сотрудников администрации.


«Не помню, чтобы я говорил с ним об этом, — заявил Трамп. — Он сказал, что я попросил людей уйти. А вы посмотрите на его показания. В этих показаниях полно лжи, разве не так?»


У президента нет никаких сомнений по поводу увольнения Коми. По его словам, он «сделал большое дело для американского народа».


Трамп также раскритиковал бывшего директора ФБР Мюллера, напомнив о том, что юристы из его аппарата жертвовали деньги на кампанию Клинтон. Он отметил, что разговаривал с Мюллером перед его назначением генеральным прокурором как с кандидатом на замену Коми.


«Он пришел, и он хотел занять эту должность, — заявил президент. — А когда его назначили спецпрокурором, я сказал: „Черт побери, что все это значит?" Есть конфликты, и о них надо говорить. Но он хотел занять этот пост. Были и другие многочисленные конфликты, о которых я не говорил, но когда-нибудь скажу».


Президент также выразил недовольство заместителем генерального прокурора Родом Розенстайном (Rod J. Rosenstein), который прежде работал федеральным прокурором в Балтиморе. Когда Сешнс взял самоотвод, президент был раздражен, узнав о том, откуда родом его заместитель. «В Балтиморе очень мало республиканцев, если они вообще там есть», — сказал Трамп об этом городе, где преобладают демократы.


Он пожаловался на то, что Розенстайн по сути дела занял обе стороны, когда встал вопрос о Коми. Заместитель генерального прокурора порекомендовал отправить Коми в отставку, но затем назначил Мюллера, который мог вести расследование по вопросу о том, не является ли это увольнение препятствованием следствию. «Что ж, это конфликт интересов, — сказал Трамп. — А вы знаете, сколько здесь конфликтов интересов?»


Давая интервью Fox News перед публикацией комментариев Трампа, Розенстайн выразил уверенность в том, что Мюллер может избежать любых конфликтов интересов. «У нас в прокуратуре есть процедура, позволяющая сделать это», — сказал он.


Говоря об исполняющем обязанности директора ФБР Эндрю Маккейбе (Andrew G. McCabe), президент высказал предположение, что и у него тоже имеется конфликт интересов. Жена Маккейба Джилл в 2015 году во время неудачной для нее борьбы за кресло в сенате Виргинии получила почти 500 тысяч долларов от комитета политического действия, связанного с губернатором Терри Маколиффом (Terry McAuliffe), который является близким другом Хиллари и Билла Клинтонов.


Давая первую характеристику своей обеденной беседы с Путиным на саммите «Большой двадцатки» в немецком Гамбурге, Трамп постарался принизить ее значение. Он сказал, что его супруга Мелания сидела рядом с Путиным в другом конце стола, за которым расселись мировые лидеры.


«Обед заканчивался, и дело шло к десерту, — рассказал Трамп. — Я подошел поприветствовать Меланию, и заодно поздоровался с Путиным. На самом деле, это был просто обмен любезностями, не более того. Беседа была недолгой, минут 15. Говорили о разном. И было очень интересно, потому что мы затронули тему усыновления».


Трамп отметил, что вопрос об усыновлении поднимался в июне 2016 года на встрече между его сыном и российскими гостями. «Я действительно говорил с ним об усыновлении российских детей, — сказал он, имея в виду Путина. — Это было интересно, потому что об этом же на той встрече говорил и Дон».


Вместе с тем, президент повторил, что не знал в то время о встрече своего сына, и добавил, что он не нуждался в услугах русских, чтобы получить компромат на Клинтон.


«Я уже не мог сказать о Хиллари Клинтон ничего хуже того, что говорил до этого, — заявил он. — Ну, за исключением того случая, если бы стало известно, что она стреляла кому-то в спину. А так я не мог добавить что-то новое к своему репертуару».