25 июля Палата представителей Конгресса США 419 голосами поддержала усиление санкций в отношении России, Ирана и Северной Кореи.

Законопроект должен преодолеть еще два этапа — голосование в Сенате и подпись президента США Дональда Трампа. О том, какие сигналы для Украины содержатся в этом законопроекте и почему власть должна называть происходящее на Востоке своими именами, "Апострофу" рассказал дипломат, председатель правления фонда "Майдан иностранных дел" Богдан Яременко.


Говорить о том, что санкции вышли на финишную прямую, еще рано. Тем более что голосование в Сенате — это не формальная вещь. К тому же, если у Сената будет много замечаний, то начнется процедура согласования, которая может быть длительной и сложной. Также существует вероятность, что президент наложит вето. Поэтому это только первый шаг, но он достаточно серьезный — 419 голосов "за" и 3 "против". Это хорошее основание полагать, что законопроект может вступить в силу. Важно и то, что он двухпартийный — поддержали как республиканцы, так и демократы.


Такую консолидированную позицию в Конгрессе можно объяснить тем, что есть совпадение интересов нескольких групп, которые заинтересованы Ираном, Северной Кореей и Россией. Также Конгресс пытается продемонстрировать силу Соединенных Штатов, а каждый конгрессмен показывает своим избирателям, насколько он верит в эту силу. Думаю, что именно таковы критерии работы конгрессменов.


Ограничение возможностей президента США Дональда Трампа относительно отмены этих санкций в случае, если они будут приняты, является четким сигналом недоверия к лидерским качествам Трампа в сфере внешней политики и сфере безопасности. Конгресс пытается дальше загнать его в коридор возможностей, из которого он не сможет выйти без разрешения. Таким образом Трампа ограничивают, чтобы он не сделал то, с чем Конгресс и большинство американцев не согласны.


Действия самой Украины и конкретно Администрации президента выходят за рамки, указанные в этом законопроекте. Потому что в этом законопроекте Крым и Донбасс называются так же, как и в высказывании Курта Волкера, — составляющими одной войны. В то время, как у нас пытаются постоянно придумывать какие-то разные статусы для Донбасса и Крыма, объясняя тем, что есть какая-то гибридность в этой войне. Я думаю, что это подсказка для украинской власти о том, что нужно избавляться от гибридного мышления, называть вещи своими именами и ставить конкретную задачу по защите Украины. У нас есть если не союзники, то государства, которые фактически ставят ту же цель, что и мы — наказать Россию за агрессию.


Это очень хороший сигнал, положительный для нас. Но отмечу, что действия нашей власти не всегда идут в линии той позиции, которая высказана в этом законопроекте, которая сейчас высказывается многими чиновниками в администрации Трампа.


Это очень хороший сигнал, но победы все равно добиваться нам. Если украинская власть не готова защищать страну, воевать за нее, а дальше хочет договариваться в рамках Минских соглашений, в которых нет Крыма, а есть Донбасс, то мы в очередной раз упустим свой шанс, потомки нас проклянут. В этом нет сомнений.