«Кем были „лесные братья"?» — так назывался недавний репортаж Латвийского радио. Речь шла о малоизвестном эпизоде новой истории этой страны: о деятельности латышских, литовских и эстонских партизан, прятавшихся после окончания войны в лесах и боровшихся против Советского Союза. На протяжении многих лет тема «лесных братьев» не вызывала никакого международного резонанса, хотя между российскими историками и их прибалтийскими коллегами по этому поводу случалось немало ожесточенных споров.


Диаметрально противоположная реакция


Ситуация изменилась после того, как НАТО на своем канале на YouTube недавно опубликовала восьмиминутный видеофильм под названием «Лесные братья — борьба за Прибалтику». Страны Балтии, где за последние несколько месяцев НАТО разместила международные военные силы в рамках расширения своего присутствия (Enhanced Forward Presence), приветствовали тот факт, что знания о движении сопротивления дошли до широкого международного сообщества. Российские СМИ, а также официальные органы и представители властей, напротив, отреагировали жестко: по их словам, это «откровенное возвеличивание прибалтийских нацистских коллаборационистов». При этом Россия очень быстро выдвигает огульные обвинения в поддержке фашистов в адрес тех, у которых свой взгляд на историю.


Однако, как и многие другие вопросы в Восточной Европе, история прибалтийских партизан, боровшихся против Советского Союза, слишком сложна, чтобы навесить на нее простые ярлыки. Прибалты, в 1918 году добившиеся независимости от России, в 1940 году пали жертвой пакта между Гитлером и Сталиным, в соответствии с которым были аннексированы (по версии Москвы, они присоединились к СССР добровольно). За советскими репрессиями и депортацией жителей последовали три года немецкой оккупации. В 1944 вернулась Красная армия — но не для того, чтобы подарить прибалтам независимость, а чтобы вынудить их вернуться в Советский Союз.


На этом фоне нет ничего удивительного в том, что «лесные братья» были довольно разношерстным сообществом: среди них встречались и идеалисты, и мародеры, и, что не менее важно, бойцы, участвовавшие в войне на противоположных сторонах. Но даже те, кто сражались против немцев на стороне Красной армии, но были известны как сторонники независимости, не могли ожидать от сталинской диктатуры ничего, кроме депортации в Сибирь.


Природа любого партизанского движения такова, компромиссы — не для них. «Лесные братья» также действовали по принципу «кто не с нами, тот против нас». Хотя они пользовались широкой поддержкой местного населения, без которой они просто не выжили бы, среди них были и те, кто был не согласен с их методами; либо потому, что действительно ожидали от Советского Союза чего-то хорошего, либо потому, что не видели иного выхода, кроме как попробовать договориться с новой властью. Но если «лесные братья» кого-то подозревали в коллаборационизме или предательстве, они действовали против них так же бескомпромиссно, как против советских оккупантов.


«Лесные братья» активно действовали по всей Прибалтике на протяжении нескольких лет после окончания Второй мировой войны. Мощнее всего это движение было в Литве, где партизаны временами контролировали целые районы. После смерти Сталина в 1953 году была объявлена амнистия, которая позволила им вернуться к мирной жизни.


В то время как советские и российские историки считают «лесных братьев» террористами, в самосознании прибалтийских стран они — герои борьбы за независимость. Не в последнюю очередь потому, что их бесперспективная борьба против засилья тоталитарной советского государства подчеркивала факт оккупации стран Балтии иностранной державой. Это важно не только для трактовки истории жителями этих стран, но и для поддержания правовой аргументации тезиса, что сами они никогда не отказывались от независимости, а их лишили ее, применив насилие.


Медвежья услуга со стороны НАТО


Об этих сложных обстоятельствах в короткометражном фильме НАТО сказано очень мало. Вместо этого партизаны представлены в нем как однозначные герои. Впрочем, тем самым альянс парадоксальным образом оказал медвежью услугу странам Балтии, которые стремятся к тому, чтобы о «лесных братьях» появилось больше информации. Ведь слишком простое их описание провоцирует такую же демонстративную ответную реакцию.


И именно к такой реакции Москва всегда готова. Впрочем, на обобщенное приравнивание «лесных братьев» нацистским коллаборационистам литовские власти, к примеру, заявили, что именно СССР сотрудничал с нацистской Германией к началу Второй мировой войны.


Это подчеркнул и британский эксперт по Восточной Европе Эдвард Лукас (Edward Lucas) в своем блоге, в посте, посвященном противоречиям фильма НАТО. Партизанская война в Прибалтике — это не двухмерный советский миф, так как эстонцы, латыши и литовцы не находились в ситуации, когда они могли свободно решить, на чьей стороне — нацистской Германии или Советского Союза — им воевать, писал Лукас. По его словам, их вынудили к тому, что они оказались перед дилеммой. В этой сложной ситуации люди вели себя самым разным образом, заметил Лукас: одни действовали с честью и достоинством, другие подло — так же, как поступили бы и представители других народов.


В прибалтийских странах, подчеркнул Лукас, Красную армию в 1944 году воспринимали большей частью не как армию-освободительницу. Это неприятная правда для нынешних россиян, которым втолковывали миф о войне. Но что, по мнению Лукаса, является самым примечательным моментом в нынешнем споре, так это то, что Кремль, очевидно, увидел себя в роли преемника тогдашнего врага «лесных братьев», а именно пресловутой секретной службы НКВД. В этом, по его мнению, необходимо усмотреть собственно скандал.