Российско-американские отношения стремительно ухудшаются. Президент Дональд Трамп только что неохотно подписал законопроект, предусматривающий дополнительные санкции в отношении России. А президент России Владимир Путин в гневе распорядился, чтобы 755 американских дипломатов покинули страну.


Новые санкции окажут двойное действие. С одной стороны они могут причинить ущерб российской экономике, негативно сказавшись на инвестиционном климате в стране (премьер-министр России Дмитрий Медведев незамедлительно отреагировал, назвав их «объявлением России полноценной торговой войны»).


Пожалуй, важнее то, что теперь Трампу, не имеющему возможности снять санкции без одобрения Конгресса, станет еще сложнее исполнить свое желание, о котором он часто заявлял — улучшить отношения между Москвой и Вашингтоном.


Тем не менее, Трамп прав. Россия и Соединенные Штаты должны иметь возможность сотрудничать. И, несмотря на колкости и нападки по поводу последних санкций, пути достижения этой цели существуют.


Не следует недооценивать сложность взаимодействия с Путиным. Попытаться перезагрузить отношения с другой крупнейшей в мире ядерной сверхдержавой — полностью в интересах национальной безопасности Америки. Обе стороны в общей сложности обладают более 14 тысячами единиц ядерного оружия, и Бюллетень ученых-атомщиков (Bulletin of Atomic Scientists) недавно перевел стрелки своих «Часов судного дня», установив их на отметке без двух с половиной минут 12. Это означает, что за период с 1953 года угроза ядерной войны сегодня достигла максимума.


Правда, в вопросе улучшения ситуации Трамп не может рассчитывать лишь на свои развивающиеся отношения с президентом России Владимиром Путиным. Президенту США необходимо, скорее, создать институциональную межправительственную структуру для поддержки этой цели. К счастью для Трампа, его предшественники уже создали прецедент.


В 1990-е годы в целях содействия сотрудничеству между многочисленными американскими и российскими учреждениями Билл Клинтон и Борис Ельцин создали так называемую Комиссию «Гор-Черномырдин», названную в честь вице-президента США Альберта Гора (Al Gore) и тогдашнего российского премьер-министра Виктора Черномырдина. Результатом работы Комиссии «Гор-Черномырдин» стали многочисленные достижения, среди которых — соглашение об утилизации российского оружейного плутония и урана, а также повышение безопасности и сохранности запасов ядерного оружия.


Двухсторонняя президентская комиссия, созданная Бараком Обамой и Дмитрием Медведевым в 2009 году, была еще более многообещающей. Комиссия, в состав которой входили 18 рабочих групп по различным отраслям, обеспечила ряд впечатляющих достижений, способствовавших продвижению американских интересов.


В сфере контроля над вооружениями и нераспространения стороны приступили к реализации нового договора СНВ-3 по контролю над ядерными вооружениями, а также подписали соглашение об утилизации оружейного плутония в количестве, достаточном для производства 17 тысяч ядерных боезарядов. Комиссия Обамы-Медведева также способствовала продвижению интересов Вашингтона в вопросе сдерживания Ирана. В 2010 году Россия объявила о запрете предусмотренных договором поставок в Иран зенитно-ракетных комплексов С-300. Помимо этих двух достижений комиссия Обамы-Медведева обеспечила взаимодействие двух сторон в борьбе с наркотрафиком из Пакистана и Афганистана. Она добилась разрешения Москвы на транзит через территорию России американской военной техники и персонала, направлявшихся в Афганистан; обеспечила увеличение продаж гражданских самолетов американского производства российским компаниям, и даже способствовала расширению культурного обмена и контактов между гражданами двух стран.


США приостановили свое участие в работе комиссии в знак протеста против аннексии Россией Крыма в 2014 году. Это был важный политический жест, но он противоречил собственным интересам США в сфере национальной безопасности. Тем не менее, Трамп мог бы предложить Путину возобновить взаимодействие между Вашингтоном и Москвой путем создания аналогичной совместной структуры по образцу комиссий «Гор-Черномырдин» и «Обама-Медведев».


Импульс к возобновлению сотрудничества должен исходить от самих Трампа и Путина. Однако, учитывая расследование, которое сейчас проводится под руководством специального прокурора Роберта Мюллера в отношении связей Трампа с Россией, было бы целесообразным и благоразумным, если бы президент хотя бы отчасти дистанцировался от этой проблемы и не проявлял каких-либо инициатив по созданию новой институциональной структуры.


Для Трампа и Путина одним из вариантов было бы делегировать полномочия по созданию и руководству этой структурой своим заместителям — вице-президенту Майку Пенсу и премьер-министру Дмитрию Медведеву. В таком случае комиссия «Пенс-Медведев» могла бы начать работу, создав небольшое количество рабочих групп, целью которых было бы снижение наиболее серьезных угроз национальной безопасности США. Например, рабочая группа по контролю над ядерными вооружениями и распространением ядерного оружия могла бы начать обсуждение вопроса о продлении срока действия СНВ-3, который истекает в феврале 2021 года, или о заключении нового договора взамен СНВ-3.


В состав другой возможной рабочей группы следовало бы включить министра обороны Джима Мэттиса и его российского коллегу Сергея Шойгу с тем, чтобы возобновить в основном замороженные военное взаимодействие между НАТО и Россией. Учитывая многочисленные инциденты между американскими и российскими самолетами в воздушном пространстве Европы, обеим сторонам необходим какой-то официальный канал в рамках военного взаимодействия, чтобы избежать инцидента, который мог бы катастрофическим образом выйти из-под контроля.


Третьей рабочей группе можно было бы поручить поиск путей сотрудничества в Сирии и возможностей для координации борьбы с «Исламским государством» (террористической организацией, запрещенной в РФ — прим. ред.).

Военный парад, посвящённый 72-й годовщине Победы в ВОВ


Кроме того должна быть создана рабочая группа, которая установила бы правила деятельности в киберпостранстве. Как отметил один аналитик, благодаря этому у Соединенных Штатов появилась бы дискуссионная площадка, орган, в рамках которого можно было бы заострить внимание России на том, что любые признаки того, что Москва использует хакеров для вмешательства в американские выборы, означали бы серьезные последствия для России. Речь может идти о введении дополнительных санкций в отношении России или даже о действиях США с целью причинения вреда Кремлю. Вашингтон мог бы обнародовать информацию, например, об отношениях Путина с российскими олигархами или поставить российского президента в неловкое положение, собрав компромат о коррупции в его ближайшем окружении.


Обеим сторонам также необходимо заранее договориться том, что общая напряженность в американо-российских отношениях не должна влиять на работу комиссии Пенса-Медведева.


Следует четко понимать, что для создания успешной комиссии «Пенс-Медведев» существуют серьезные препятствия. В первую очередь, при попытке улучшения американо-российских отношений Трамп почти наверняка столкнулся бы с серьезными внутренними политическими ограничениями, особенно учитывая стремительно продвигающееся расследование предполагаемого сговора между Россией и членами избирательного штаба Трампа, из-за которого в Белом доме по-прежнему царит хаос. За попытку Трампа улучшить отношения с Москвой демократы и даже некоторые республиканцы, скорее всего, обрушатся на него с резкой критикой.


Вероятно, Трамп столкнется с серьезным сопротивлением и в своей собственной администрации. И Мэттис, и советник по национальной безопасности Макмастер являются сторонниками более жесткой линии в отношении Москвы. Кроме того, в рядах главных советников Трампа по вопросам внешней политики растет недовольство из-за политики бездействия и неорганизованности США.


Что же касается России, то Путин, по-видимому, в 2018 году будет баллотироваться на новый президентский срок. И не исключено, что по мере активизации избирательной кампании российские политики будут слишком заняты, чтобы проявлять интерес и стремиться к всестороннему сотрудничеству с Вашингтоном. Более того, если Путин сместит с премьерского поста Медведева (ставшего объектом обвинений во взяточничестве, что спровоцировало антикремлевские уличные протесты в начале этого года), это еще больше запутает политическую обстановку в России и помешает Кремлю предпринимать какие-либо активные действия с целью сближения с Вашингтоном.


Вполне возможно, что улучшить связи с Москвой не удастся. Но для Трампа американо-российские отношения имеют слишком большое значение, чтобы не попытаться.


Джош Коэн — бывший сотрудник Агентства США по международному развитию (USAID), руководивший проектами экономических реформ в странах бывшего СССР.