Законопроект по санкциям против России, Ирана и Северной Кореи после длительной кампании в СМИ и многочисленных выпадов официальной и неофициальной пропаганды наконец утвердили в Конгрессе США. С точки зрения многих политических обозревателей статьи законопроекта по санкциям против Ирана и КНДР за исключением ряда деталей являются в общем-то повторением прошлого, тогда как статьи в отношении России вводят новые «основания» для применения санкций, а также связывают Трампу руки в переговорном процессе с российским лидером Владимиром Путиным. Особенно это касается вопросов отмены (полной или частичной) антироссийских санкций. Теперь это становится правом Конгресса.


Данный законопроект у многих в Вашингтоне и в США должен был вызвать вопрос о том, вернет ли Трамп его в Конгресс без своей подписи для дальнейшего рассмотрения. Или же он наложит на него вето? Ответ на этот вопрос прозвучит через два дня, но многочисленные источники и ответственные лица в Белом доме утверждают, что президент США — хотя и явно не в восторге от утверждения Конгрессом данного закона, все равно подпишет его для дальнейшего исполнения. А кто-то все же предполагает, что Трамп найдет возможность наложить на него вето.


Как бы то ни было, первые отклики на этот законопроект, прозвучавшие в большинстве стран Европы, Азии, Латинской Америки, а также в Канаде, носили определенно отрицательный характер. К примеру, в Европе, Министерство иностранных дел Франции выступило с заявлением, призвав Конгресс пересмотреть законопроект, назвав его препятствием для дальнейшего политического переговорного процесса, помехой для разрешения конфликтов между странами, а также еще одним средством для нагнетания напряженности и усиления терроризма. Правительство Германии также осудило закон в своем официальном заявлении. Оно особенно не довольной той его частью, которая предполагает ужесточение санкций против России. По убеждению правительства ФРГ, законопроект станет препятствием для реализации соглашений по поставкам газа из России в Европу через Германию, а также может помешать урегулированию конфликта на востоке Украины.


Китайское правительство тоже осудило инициативу американских конгрессменов и назвало ее очередным шагом к эскалации региональных кризисов, а также предостерегло США и кабинет Трампа от полной изоляции на международной арене. Большинство стран Латинской Америки и Канада также раскритиковали законопроект Конгресса по санкциям, назвав его большой политической ошибкой, которая усугубит и без того непростую и напряженную атмосферу в международных отношениях. Президент России Путин в своем первом заявлении после того, как стали известны итоги голосования в Конгрессе, назвал их «унизительными» для России как государства и ее народа, и заявил, что новые американские санкции «полностью противоречат международному праву» и что его страна «не оставит без ответа проявленное к России неуважение».


В Иране прозвучал довольно сдержанный отклик от лица спикера парламента [маджлиса] ИРИ Али Лариджани. Он был следующим: «Не следует поддаваться на провокации американо-израильской пропаганды и давать ей лишний повод пошуметь. В то же время следует выступить против американских санкций единым фронтом. Санкции — это далеко не новая проблема в международных отношениях».


Таким образом, наблюдая за отголосками и международным резонансом, вызванным этими событиями, можно отметить, что большинство независимых государств и народов (исключая разве что израильский режим) сочли инициативу США неприемлемой и решительно выступили против нее.


Рассматривая историю использования санкций в форме закона, можно отметить, что, начиная с законопроекта «Д'Амато» (речь идет о так называемом Законе 1996 г. «О санкциях в отношении Ирана» — прим. перев.), который был сначала утвержден, а затем приостановлен в период президентства Клинтона и Джорджа Буша-младшего, был только один период, когда США удалось сформировать международный консенсус вокруг необходимости «покарать» санкциями Иран: это был период пребывания у власти [в Иране] президента Ахмадинежада. Именно тогда удалось сформировать некое подобие единого фронта, при помощи которого удалось-таки навязать Исламской Республике разного рода санкции. На тот период большинство западных политиков признали применение санкций против Ирана успешно работающим механизмом, поскольку на деле возник некий единый фронт, где все выступали «за» и где в одном лагере собрались и США, и Россия, и Китай, и страны Евросоюза.


Экс-президент США Обама, будучи основным «двигателем» санкционной политики против Ирана, назвал формирование этой международной коалиции против ИРИ большим успехом. Но затем та же самая коалиция села за стол переговоров и стала обсуждать программу «снятия санкций» с Ирана. Именно тогда политика санкций стала близиться к завершению: все государства, входившие в прежнюю коалицию, поняли, что политика санкций и «объединения в коалицию» по поводу применения санкций против какой-либо страны в итоге успеха не принесла. Политика объединения в коалиции, навязывавшие санкции третьим странам, явно не оправдала себя. И сейчас отношения между странами ыстраиваются на основе двустороннего, многостороннего или регионального сотрудничества. Навязывание санкций стране и объединение в коалиции будет эффективным только тогда, когда к этому стремятся все участники союза. Без этого любая подобная политика не будет последовательной и обречена на провал.

 

Отношения Ирана и европейских государств, России, Китая, Японии, а в будущем — Канады (если отношения с этой страной у Ирана будут восстановлены), безусловно, «обречены» на динамичное развитие. «Окно», через которое осуществляется экономическое, политическое, и культурное сотрудничество с Ираном, больше не закрыто наглухо. И поэтому новый законопроект по санкциям, принятый при заметной поддержке «израильско-сионистского» лобби и нацеленный на изоляцию Ирана, будет явно встречен мировым сообществом с большим неодобрением. И новая попытка притеснений Исламской Республики неизбежно провалится. Проблемы конгрессменов и политиков в Вашингтоне заключаются в том, что они мало что знают об Иране. Более того, они, по всей вероятности, получают информацию от сионистских кругов в Вашингтоне и Нью-Йорке. С другой стороны, лживая информация об Иране распространяется противниками исламской революции, бежавшими в свое время в Америку, или же группами разного рода предателей родины, таких, как группа Марьям Раджави. Познания и сведения большинства американских конгрессменов и сенаторов о Ближнем Востоке и регионе Персидского Залива в целом весьма несостоятельны и находятся на крайне низком уровне.


Несомненно, атмосфера недоброжелательности и предвзятого отношения к Ирану в значительной степени вызвана мощной пропагандистской кампанией в СМИ, которая на Западе подпитывается средствами и материальной поддержкой сионистских кругов.


Именно эти круги и хотят усилить (насколько возможно) и закрепить на более длительный срок санкции против Ирана, России и Северной Кореи, используя для этого американский Конгресс и раздувая вокруг этого пламя психологической войны.


Верно высказался в данном отношении доктор Али Лариджани (спикер парламента ИРИ — прим. перев.), который заметил, что введение США новых санкций придаст новый импульс психологической войне, идущей в Израиле и в ряде арабских стран региона, особенно в Саудовской Аравии.


Еще Лариджани предостерег СМИ от ненужного нагнетания тревоги в ситуации повторного введения США новых санкций против Ирана. Трудно не согласиться с Лариджани, который назвал новые американские санкции «в большей степени пропагандистской акцией, в которой много шума, но мало реального содержания».


Соответственно, не следует «попадаться в сети» этой пропаганды, поскольку на сей раз этими санкциями они пытаются добиться несколько иных целей. «Я рекомендую СМИ освещать тему санкций в соответствии с реальной обстановкой и учитывая новые цели наших противников, которые этими санкциями стараются создать атмосферу паники, сократить поток инвестиций в нашу страну и вызвать, таким образом, отчаяние нашего народа. Ведь реальное влияние этих санкций и связанных с ними законов на жизнь народа — крайне низкое», — сказал Лариджани.


Реальность международных отношений такова, что использование инструмента санкций в политике против какой-либо страны уже совершенно неэффективно и устарело, поскольку возможность сформировать на этой почве многостороннюю коалицию практически отсутствует. А американский Конгресс и Трамп лично уже безнадежно отстают от реалий сегодняшнего дня. И подтверждает это тот факт, что новые санкции, введенные Конгрессом, столкнулись с необычвйно сильной негативной реакцией почти во всех странах мира.


Абулькасэм Касэмзаде — постоянный обозреватель Ettelaat