Три года назад российские фермеры, коммерсанты и потребители вдруг оказались в совершенно новой реальности. В августе 2014 года президент Владимир Путин отреагировал на санкции, которые незадолго до этого были введены из-за агрессии Москвы в ходе украинского конфликта: по указанию Путина был запрещен ввоз в Россию продуктов питания и аграрных товаров из стран Запада. Среди прочего, это нанесло ущерб фермерам в Европейском союзе, но вызвало еще более значительные последствия в России. Поскольку собственный аграрный сектор был недостаточно развит и поставлял продукты плохого качества, а потребители к тому времени уже успели привыкнуть к импортным товарам.


Поначалу цены на продукты питания значительно повысились, и эффект от этого заметен еще и сегодня. Овощи с конца 2013 года по июнь 2017 года подорожали, в среднем, на 46%. Цена на молоко, молочные продукты и сыры, по данным статистического ведомства, увеличилась на 39%, цена на колбасу — на 34%, на рыбу и морепродукты — на 50%, а на фрукты даже на 61%. Проведенное одной бульварной газетой выборочное исследование показало, что в тех центрах, где тон задают несколько крупных сетевых магазинов, цены на некоторые товары выросли еще больше. Тогда как реальные доходы с 2014 года сократились почти на 10%.


Китай сегодня является крупнейшим поставщиком овощей в Россию


Однако причиной повышения цен является не только введенное эмбарго. В 2014 году обрушились цены на нефть, и в России началась рецессия. Рубль значительно потерял в цене, что привело к подорожанию продуктов питания, которые еще нужно было импортировать. Обвал национальной валюты осложнил для фермеров инвестиции, поскольку иностранная техника стала для них слишком дорогой — и это в тот момент, когда, в соответствии с волей Кремля, должен был произойти модернизационный прорыв. Что касается российской сельскохозяйственной техники, то она была не в состоянии удовлетворить существовавший спрос.


Коммерсанты в августе того года сразу потеряли связи со многими своими иностранными поставщиками. Они вынуждены были искать им замену, а более длинные транспортные пути также вызывали рост цен. Некоторые изменения носят курьезный характер — больше всего рыбы Россия теперь закупает не у Норвегии, а у Фарерских островов. Четвертое место в списке поставщиков занимает Белоруссия — государство, не имеющее выхода к морю, что говорит о постоянном потоке контрабандных товаров на территорию Евразийского экономического и таможенного союза. Объем производства в российском сельскохозяйственном секторе в последние два года увеличивался каждый раз более чем на 3% — экономическим бумом такой рост назвать трудно.


В целом

доля импортных продуктов питания на полках российских магазинов, по данным статистического ведомства, сократилась с 43% в начале 2014 года до 36% в начале 2017 года. Успехи оказались точечными — доля потребления импортной свинины, по данным статистического ведомства, сократилась с 26% в 2013 году до 8% в 2016 году; доля мяса птицы сократилась с 12% до 5%. Количество импортируемых овощей снизилось с 866 тысяч тонн до 463 тысяч тонн. Это связано также с запретом на ввоз турецких помидоров, который Москва ввела в конце 2015 года. Поэтому Китай и смог занять место Турции как самого крупного поставщика овощей в Россию.


Сократившиеся в результате экономического кризиса доходы, обвал рубля и высокая стоимость кредитов привели к тому, что российские сельскохозяйственные предприятия, несмотря на торговый протекционизм, могли развиваться только в том случае, если Кремль оказывал им помощь. В 2014 году российское правительство направило на поддержку сельского хозяйства 190 миллиардов рублей, а в этом году размер этой помощи достиг 242 миллиардов рублей (3,5 миллиарда евро). Речь идет о предоставлении льготных кредитов, и также о прямых субсидиях — например, компенсируется пятая часть затрат на постройку теплиц.


Однако из-за политической неопределенности инвестиционный бум не наблюдается — в сельском хозяйстве для получения отдачи от инвестиций требуются годы, а эмбарго должно постоянно подтверждаться.


Качество многих не устраивает


Тем не менее россияне в настоящее время могут сами производить 80% потребляемых огурцов и половину томатов — такие данные не без гордости сообщает Национальный союз производителей овощей. Министр сельского хозяйства Александр Ткачев хочет, чтобы эмбарго в отношении продуктов питания сохранялось еще в течение десяти лет. Это не удивительно, так как его семья контролирует один из главных аграрных холдингов страны. По данным BEFL, московской консалтинговой компании в области предпринимательства, это предприятие в прошлом году заняло четвертое место в России среди крупнейших землевладельцев.


И другие крупные аграрные предприятия с хорошими политическими связями получают непропорционально большую выгоду. Помимо компаний, располагающих теплицами, доходным является производство молока и сыров. На 19 месте в списке компании BEFL находится «Эконива» предприятие немецкого производителя молока Штефана Дюрра (Stefan Dürr). Он начал работать в России в конце 1980-х годов, но внимание к себе немецких средств массовой информации он привлек к себе в августе 2014 года — Дюрр получил аудиенцию у Путина и посоветовал российскому президенту ввести ответные санкции.


Сегодня у компании «Эконива» 33 тысячи молочных коров, и это предприятие считается крупнейшим производителем молока в стране. В прошлом году ее оборот составил около 150 миллионов евро, а в этом году он может увеличиться примерно наполовину. На молоко самого высоко качества, которое и производит «Эконива», существует особенно высокий спрос.


Импорт сыра в Россию в период с 2014 года по 2016 год сократился на треть и составляет 158 миллионов тонн, тогда как собственное производство, по данным отраслевого союза, выросло на одну пятую и составляет 463 тысячи тонн. Однако переход на местные продукты часто был связан с более низким качеством, и особенно серьезной эта проблема является в области производства сыра. В ходе опроса, проведенного Исследовательским центром Ромир, выяснилось, что в 2016 году почти треть опрошенных были недовольны качеством российского сыра, а 20% были недовольны качеством колбасы, рыбы и овощей.


Однако, если не считать сыра, то по меньшей мере 60% опрошенных не заметили никакого изменения в качестве по сравнению с 2015 годом. Вместе с тем сократилось и количество тех людей, которые в 2016 году заметили какое-то улучшение качества во всех областях. Новая реальность для россиян, возможно, не всегда приятна на вкус, но они к этому привыкли.