В то время как Дональд Трамп баллотировался на пост президента в конце 2015 года и в начале 2016 года, его компания разрабатывала план по строительству огромной Trump Tower в Москве, по словам нескольких людей, знакомых с предложением и новыми записями, которые были рассмотрены юристами Trump Organization.

 

В рамках обсуждений, российская компания-застройщик пригласила Трампа в Москву, чтобы обсудить это предложение, и предположила, что он может попросить президента Владимира Путина сказать «хорошие слова» о Трампе, по словам нескольких людей, которые были проинформированы о его переписке.

 

Представитель компании-застройщика, Феликс Сейтер, предсказал в письме в ноябре 2015 года, что он и руководители Trump Organization скоро будут отмечать и один из крупнейших проектов в сфере недвижимости в истории, и победу Дональда Трампа на выборах, по словам двух людей, которым известно о беседах.

 

Сейтер написал исполнительному вице-президенту Trump Organization Майклу Коэну «что-то вроде: «Можешь поверить, что двое ребят из Бруклина собираются избрать президента?», — сказал один человек, проинформированный об электронных письмах. Сейтер эмигрировал из тогда еще Советского Союза, когда ему было 6 лет, и вырос в Бруклине. Трамп не поехал в Москву, как предлагал Сейтер. И хотя инвесторы и компания Трампа подписали письмо о намерениях, им не хватало земли и разрешений на продолжение, и проект был прекращен в конце января 2016 года, незадолго до начала президентских праймериз, рассказали несколько человек, знакомых с этим предложением.

Тем не менее, детали сделки, которые ранее не были раскрыты, свидетельствуют о том, что компания Трампа активно преследовала значительные коммерческие интересы в России, в то время когда Трамп баллотировался на пост президента, и мог определять отношения США и России. Новые подробности из писем, которые в ближайшее время будут переданы следователям в Конгрессе, также указывают на вероятность дополнительных контактов между лицами, связанными с Россией, и партнерами Трампа во время его президентской кампании. Представители Белого дома отказались комментировать эти сообщения.

 

Коэн, давний юридический советник Трампа, отказался от комментариев, но его адвокат Стивен Райан сказал, что его клиент «сотрудничает и будет продолжать сотрудничать с комитетами разведки Палаты представителей и Сената, в том числе, он готов предоставить им документы, информацию и ответы на любые их вопросы о предложении по строительству в Москве». В последние месяцы появились сведения о контактах между разного рода помощниками Трампа и россиянами. Генеральный прокурор Джефф Сешнс, тогдашний сенатор США и советник кампании, дважды встречался с послом России Сергеем Кисляком.

 

В июне 2016 года Дональд Трамп-младший организовал встречу с помощником кампании Джаредом Кушнером, руководителем кампании Полом Манафортом и российским адвокатом после того, как старшему сыну президента пообещали, что адвокат принесет компромат о Хиллари Клинтон в рамках усилий правительства России по оказанию помощи кампании.

 

Внутренние письма также показывают, что советник кампании Джордж Пападопулос неоднократно пытался организовать встречи с представителями кампании, включая Трампа, Путина и других россиян. Его попытки были отклонены. Переговоры по московскому проекту завершились до того, как деловые связи Трампа с Россией стали главной проблемой в кампании.

 

Трамп отказался от каких-либо деловых связей с Россией в июле 2016 года, написав в Twitter: «ко всеобщему сведению, у меня НОЛЬ инвестиций в России», а затем на пресс-конференции на следующий день он настаивал: «Я не имею никакого отношения к России». По словам людей, которые обсуждали сделку, в сентябре 2015 года начались серьезные дискуссии о московском проекте. Неизвестный инвестор планировал построить проект и, в соответствии с лицензионным соглашением, поставить на нем имя Трампа.

 

Коэн выступал в качестве ведущего переговорщика от Trump Organization. Неясно, знал ли Трамп о переговорах, и что именно ему было известно. По мере продвижения переговоров, Трамп озвучил многочисленные одобрительные комментарии о Путине, отделившись от своих соперников-республиканцев. К концу 2015 года Путин начал высказывать ответные похвалы. «Он говорит, что хочет перейти на другой, более близкий уровень отношений. Неужели мы можем это не приветствовать? Конечно, мы приветствуем это», — сказал Путин журналистам во время своей ежегодной пресс-конференции в конце года.

 

Он назвал Трампа «ярким и талантливым» человеком. Трамп сказал потом, что комплимент был «честью» для него. Хотя комментарии Путина появились вскоре после того, как Сейтер предложил, чтобы президент России благосклонно говорил о Трампе, нет никаких признаков того, что они связаны. Нет публичных доказательств, что Трамп когда-либо говорил о намерении построить Trump Tower в 2015 и 2016 годах.

 

Однако, интерес Трампа к строительству в Москве появился довольно давно. В течение 30 лет, он попытался построить недвижимость, начиная с неудачной попытки в 1987 году — партнерство с советским правительством по проекту отеля. «Россия — одно из самых привлекательных мест в мире для инвестиций», — сказал он в ходе судебного заседания в 2007 году. «Когда-нибудь мы будем в Москве», — пообещал он. Сейтер участвовал, по крайней мере, в одном из этих предыдущих усилий.

 

В 2005 году Trump Organization предоставила своей строительной компании Bayrock Group эксклюзивную сделку на один год по строительству Trump Tower в Москве. Сейтер нашел место для проекта — заброшенную карандашную фабрику — и тесно сотрудничал с Трампом по сделке, которая не увенчалась успехом. В случае, несвязанном с этим, в 2008 году, Сейтер сказал в своем заявлении, что лично предоставлял Трампу «словесные новости» по сделке. «Когда я возвращался, я заглядывал в кабинет мистера Трампа, и говорил ему: знаете, «Продвигаемся в московской сделке». И он говорил: «Хорошо», — рассказал Сейтер.

 

В этих же показаниях, Сейтер рассказал о поездке с детьми Трампа, в том числе с Иванкой и Дональдом Трампом-младшим, в Москву по просьбе отца. «Они ехали по собственной инициативе, и он переживал», — сказал Сейтер. «Он спросил, не соглашусь ли я, присоединиться к ним, и присмотреть за ними, пока они будут в Москве». Алан Гартен, адвокат Trump Organization, в прошлом году сказал The Washington Post, что Сейтер был в Москве одновременно с двумя взрослыми детьми Трампа. «Он не сопровождал их в Москву», — сказал Гартен.

 

Ни Сейтер, ни его адвокат не ответили на просьбы о комментариях. Трамп неоднократно пытался дистанцироваться от Сейтера, который отбывал заключение в тюрьме после нападения на мужчину с разбитым бокалом во время драки в баре в 1991 году, а затем признал себя виновным в 1998 году в своей роли в организованном преступлении, связанном с мошенничеством с акциями. По словам федеральных чиновников, приговоры Сейтера были отложены на несколько лет, поскольку он сотрудничал с федеральным правительством в серии уголовных и национальных преступлений, связанных с безопасностью.

 

В течение этого времени Сейтер работал исполнительным директором в Bayrock, офисы которой находились в Trump Tower, и совершал сделки по выдаче лицензии на использование имени Трампа для строительных проектов в нескольких городах США и за рубежом. В 2010 году Трамп разрешил Сейтеру недолго поработать в офисе Trump Organization и использовать визитную карточку, согласно которой он был «старшим советником Дональда Трампа». Тем не менее, на вопрос о показаниях Сейтера в суде в 2013 году, Трамп сказал: «Если бы он сидел в комнате прямо сейчас, я бы его не узнал. Я не знаю, как он выглядит». Он добавил, что говорил с Сейтером «не так много» раз.