На протяжении пяти лет араканские мусульмане в Мьянме (Бирме) истекают кровью даже больше, чем в Газе. Насилие, которому мусульмане-рохинья провинции Аракан подвергаются с 2012 года, ничуть не уступает систематическим пыткам, массовым убийствам, этническим чисткам в отношении палестинцев, находящихся под оккупацией Израиля. А за последнюю неделю насилие в Аракане достигло масштабов геноцида.


За три дня (25-28 августа) буддисты-расисты и бирманские военные убили три тысячи мусульман. Мусульман, проживающих в Аракане в течение восьми веков, сейчас прогоняют с собственной родины и, сжигая их дома, отнимают земли. Буддисты даже подожгли стокилометровую лесополосу, где укрывались бежавшие из своих домов мусульмане, и превратили их лагеря в пепел. В результате этнических чисток, продолжавшихся с 2012 года, численность рохинья сократилась с 1,3 миллиона до 800 тысяч. Сто тысяч мусульман были убиты, 400 тысяч — нашли убежище в Бангладеш, Индии, Таиланде, Малайзии. Два миллиона гектаров земли, отнятых у араканцев, были присвоены буддистами.

 


Кто несет ответственность за все это? Когда мы смотрим ближе на Бирму и Аракан, то видим тех же игроков, что расчистили путь палестинской трагедии. Главная причина кризиса в Аракане — это прежде всего имперские стратегии, которые после Великобритании преследовали также США, Китай и Россия. Начнем с первой из упомянутых стран… Британцы и в Бирме применили такую же грязную политику, как в Африке, Азии и на Ближнем Востоке. Присоединив Аракан в 1948 году к буддистской Бирме, а не к Восточному Пакистану (в 1971 году стал государством Бангладеш), они посеяли семена хаоса, который продолжается по сей день. Более того, араканцы героически спасали Бирму в ходе японской оккупации 1942 года. А британцы в 1948 году передали Бирму генералу Аун Сану (Aung San), который сотрудничал с японскими оккупантами. То есть араканцы, которые вели войну с японцами, были оставлены на милость генерала — изменника Родины.

 

© REUTERS, Soe Zeya Tun
Полиция патрулирует местность, где недавно был сожжен дом в Мьянме


Аун Сан — отец Аун Сан Су Чжи (Aung San Su Çi), лауреатки Нобелевской премии и нынешнего министра иностранных дел Мьянмы. В конституции 1948 года генерал Сан не дал араканцам гражданства и определил их только как одну из этнических народностей. Хунтовская администрация отменила и это определение. Таким образом, почти 1,5 миллиона рохинья в Аракане стали крупнейшим в мире «народом без государства и гражданства». К араканцам, которые спасали Бирму от оккупации, сейчас относятся как к изгоям и вытесняют их из родной страны. В этом заключается англосаксонская имперская политика. Одурачить и добиться своей выгоды.


А на другой грани араканской трагедии — конкуренция США, Китая и России. Положение мусульман еще более ухудшилось после того, как в 2004 году в Аракане были открыты гигантские месторождения энергетических ресурсов. В 2013 году Китай завершил начатое в 2009 году строительство газопровода и нефтепровода из Аракана в провинцию Юньнань. С помощью этих трубопроводов Китаю стал дешевле и безопаснее транспортировать энергоресурсы, доставляемые из Ближнего Востока, в обход Малаккского пролива, где доминируют США. США, увидев это, после 2012 года превратили проблему Аракана в глобальный кризис и ввели в действие проект окружения Китая. На протяжении пяти лет американская организация под названием «Целевая группа по Бирме» (Burma Task Force), в которую входит до 18 неправительственных организаций, финансируемых в большинстве своем Джорджем Соросом, якобы ищет способы преодолеть трагедию араканцев. Хотя из израильско-палестинского «мирного процесса» мы знаем, что все попытки имперских держав установить мир — это часть стратегии конфликта, оккупации и контролируемой трагедии. Ведь после вмешательства США насилие в Аракане вмиг превратилось в геноцид.


Но почему в ответ на этот геноцид мир изображает знаменитых трех обезьян? Почему Пекин и Москва в марте ветировали резолюцию Совета Безопасности ООН по Аракану? Потому что выгода от уничтожения араканских мусульман очень высока. США, Китай и Россия — в погоне за энергетикой, а буддисты — за землями. Все они — сообщники. И поэтому молчат!