Северная Корея на самом деле провела свое шестое испытание ядерного оружия. Геологическая служба США и Управление по землетрясениям Китая зафиксировали подземные толчки силой 6,3 балла в результате проведенного 3 сентября взрыва, за которым последовало еще одно землетрясение магнитудой 4,1 балла, возникшее, судя по всему, из-за обрушения подземной шахты. Пока не ясно, какое количество радиации и других радионуклидов (нестабильные атомы, выбрасываемые в случае избыточного количества ядерной энергии) попало в атмосферу, однако американские и японские самолеты, занимающиеся слежением за уровнем радиации, уже подняты в воздух. Многочисленные наземные мониторинговые станции, работающие на основании Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний, также пытаются собрать данные для оценки последствий произведенного взрыва.


Пока все имеющиеся данные указывают на то, что это был значительно более мощный взрыв, чем предыдущие испытания ядерного оружия в Северной Корее. Основываясь на магнитуде этого взрыва, можно предположить, что его мощность вполне могла превысить уровень в 100 килотонн, что позволяет с большой вероятностью говорить о проведении испытания значительно более мощной водородной бомбы.


Руководство Северной Кореи, на самом деле, заявило, что страна провела успешное испытание термоядерной бомбы. Кроме того, было подчеркнуто, что испытанная водородная бомба была разработана специально для оснащения межконтинентальной баллистической ракеты. Незадолго до этого испытания была опубликована фотография, на которой лидер Северной Кореи Ким Чен Ын и другие официальные лица были изображены стоящими вокруг устройства, напоминающего по форме двухступенчатую термоядерную бомбу.


Кроме того, Пхеньян утверждает, что мощность этого заряда может меняться, и что она может быть предварительно запрограммирована. Это означает, что Северная Корея способна в массовом порядке производить один тип устройства для использования его в разных целях. Кроме того, можно сделать вывод о том, что Пхеньян имел возможность провести испытание значительно более мощной бомбы. Возможно также, что Северная Корея умышленно не произвела детонацию более мощного устройства, чтобы избежать сопутствующего ущерба и выбросов.


Соединенные Штаты могут теперь посчитать, что Северную Корею уже нельзя будет сдержать, или Вашингтон сделает вывод о том, что риск несрабатывания сдерживания является слишком высоким.


Вашингтон также может решить, что Северной Корее нельзя позволить провести разработку межконтинентальных баллистических ракет из-за риска распространения ядерного оружия. В таком случае Соединенные Штаты могут прибегнуть к превентивным военным действиям для разоружения этой страны.


В любом случае, у Соединенных Штатов остается все меньше времени для проведения такого рода превентивной атаки. Вашингтон уже сталкивается с ограничениями, вызванными современным технологическим уровнем ракет и боеголовок Северной Кореи — в основном речь идет о ее способности доставить боеголовку до цели, надежным образом ее взорвать и нанести значительный ущерб объектам, расположенным в континентальной части Соединенных Штатов.


Проблемой является и отсутствие определенных данных относительно количества ракет в арсенале Северной Кореи. Вероятнее всего Соединенные Штаты готовы пойти на риск и нанести первыми удар для уничтожения некоторого количества северокорейских ракет, а не большого их арсенала. Хотя у разведывательных ведомств Соединенных Штатов нет точных данных относительно арсенала межконтинентальных баллистических ракет, находящихся в распоряжении Северной Кореи, специалисты говорят о том, что к концу 2018 года Пхеньян будет уже иметь в своем распоряжении надежную межконтинентальную баллистическую ракету.


Наличие мощной термоядерной боеголовки сузит окно возможности для интервенции Соединенных Штатов, поскольку межконтинентальная баллистическая ракета необязательно должна быть точной или построенной с применением технологий, обеспечивающих надежное повторное прохождение плотных слоев атмосферы. В таком случае Северная Корея может полагаться лишь на разрушительную силу своего устройства для компенсации недостатков в других областях разработки ракетного оружия.


Взрыв даже на большой высоте мегатонного заряда способен вызвать огромный сопутствующий ущерб и выброс радиации на значительных участках территории Соединенных Штатов. Последнее испытание, проведенной Северной Кореей — особенно, если подтвердится, что это было термоядерное устройство, — сможет повысить способность Северной Кореи в области сдерживания военных действий Соединенных Штатов и их союзников.


Проведенное недавно испытание ядерного оружия, судя по всему, сокращает возможность диалога с Севером, несмотря на недавние призывы со стороны Китая, России и Южной Кореи к тому, чтобы сделать ставку на продолжение контактов, а не на изоляцию. Южная Корея уже заявила о том, что будет добиваться принятия в ООН более жестких санкций, направленных на изоляцию Северной Кореи, а Министерство финансов США сообщило о своем намерении ввести санкции, направленные на прекращение любой торговли с Северной Кореей. Китай будет продолжать призывать к осторожности, чтобы избежать эскалации и развития событий по возможному военному сценарию, тогда как китайские чиновники в частных беседах указывают на то, что «жесткие» санкции в отношении Севера нанесут вред лишь народу Северной Кореи, но не смогут остановить дальнейшую работу правительства над ядерным оружием и ракетами большой дальности.


Проведенное недавно испытание укрепило позиции всех вовлеченных стран, а также сделало еще более очевидным расхождение во взглядах между Вашингтоном и Сеулом. Президент Южной Кореи Мун Чже Ин хочет проводить политику сдерживания и продолжения контактов с Северной Кореей, однако президент Соединенных Штатов Дональд Трамп после проведенного Северной Кореей испытания подверг в Twitter критике такого рода позицию.


Хотя американские и южнокорейские официальные лица, занимающиеся вопросами безопасности, провели между собой телефонные разговоры, было сообщено, что Трамп собирается позвонить японскому премьер-министру Синдзо Абэ, а не южнокорейскому президенту. Напряженность в отношениях между союзниками создает для Северной Кореи дополнительное пространство для маневра, а также подчеркивает наличие в Сеуле озабоченности по поводу того, что Соединенные Штаты выберут военное решение, несмотря на возражения Юга.