Главе КНР Си Цзиньпину не нужно было называть имен: «Некоторые страны все больше ориентируются на внутреннюю сторону, и их стремление участвовать в глобальном сотрудничестве по развитию пошло на спад», — сказал Цзиньпин в завершение саммита БРИКС в китайском портовом городе Сямэнь. Собравшиеся главы государств и правительств поняли, кого он имел в виду: президента США Дональда Трампа. В то время как США отворачиваются от мира, БРИКС стремится к глобальному влиянию. Президентство Трампа страны БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай и Южная Африка) рассматривают как исторический шанс.


И по праву, отмечает Амрита Нарликар (Amrita Narlikar), глава Немецкого института глобальных и региональных исследований в Гамбурге. «До сих пор страны с переходной экономикой были адресатом международных правил, которые выработали американцы и европейцы. Теперь США ставят под сомнение порядок, который они сами выстроили — а у стран БРИКС появилась возможность приспособить мировой порядок под собственные предпочтения».


Самоуверенный Китай


Однако в Сямэне становится понятно и то, что одна страна с переходной экономикой другой — рознь. Китай претендует на лидерство. В действительности, у Китая есть все причины быть самоуверенным. С того момента, как с начала тысячелетия слово БРИКС стало общим понятием для обозначения развивающихся стран с переходной экономикой, Китай — единственная страна, которая демонстрировала ежегодный рост по меньшей мере в 6,7%. Если Китай тогда по размеру ВВП на душу населения был на предпоследнем месте перед Индией, то сейчас он идет почти вровень с Бразилией и Россией — впрочем, с населением в 1,4 миллиарда человек. «Ни одна страна не находится там в таком хорошем состоянии, как Китай. Поэтому Пекин в этом году берет на себя особую роль», — говорит Жун Цзинь (Rong Ying), вице-президент Китайского института международных исследований.

 

Итоговый документ саммита похож на график глобализации китайской экономики. В нем страны БРИКС выступают против протекционизма и за глобальную свободную торговлю — так же, как это сделал председатель КНР на Всемирном экономическом форуме в Давосе. «Странам Запада бросает вызов популизм. По сравнению с ними страны БРИКС чувствуют себя скорее хорошо», — говорит Пэн Чэн И (Peng Chengyi), экономист Китайской государственной академии социологии. Более того, страны БРИКС сигнализируют о желании больше открыться друг другу — что в первую очередь может быть выгодно сильной китайской экспортной экономике. Например, государства подчеркивают готовность расширять трансграничную онлайн-торговлю. В соответствующей главе «декларации Сямэня» можно угадать причастность к ней основателя Alibaba Джека Ма (Jack Ma). Он выступает за то, чтобы под названием Electronic World Trade Plattform распространить по всему миру принцип выгодной онлайн-торговли Alibaba. Пробный шар со странами БРИКС мог бы стать первым рубежом.


Впрочем, заметны и разногласия между развивающимися странами. «В отличие от развитых стран G7, страны БРИКС не имеют общего фундамента ценностей, — говорит руководитель Немецкого института глобальных и региональных исследований Нарликар. — Если их что-то и объединяет, так это чувство, что они не представлены на должном уровне в международной системе — в МВФ, во Всемирном банке или в ВТО. Они хотят создать многополярную систему, но из-за региональных амбиций конфликтуют друг с другом». Именно в отношении лидерской роли Китая есть оговорки. «По вопросам безопасности Китай ведет себя как держава XIX или XX века, — говорит Нарликар. — Он делает ставку на экспансию, например, в Южно-Китайском море. Это очень беспокоит Индию и других региональных игроков».