Во-первых, российский президент сказал, что не видит препятствий для размещения миротворцев ООН на Донбассе. Во-вторых, он объявил, что никак не может повлиять на передачу американских вооружений Украине, так как это «суверенное решение» двух зарубежных государств.


Новости с соответствующими заголовками облетели мир, став сенсацией. Однако тут куда важнее не текст путинских заявлений, а контекст. То есть то, что он сказал далее и что в заголовки не попало.


Так вот. В первом случае его слова стали превентивным ударом по предложениям Украины. Президент Петр Порошенко на Генассамблее собирается не только предложить отправить «голубые каски» на Донбасс, но и раскритиковать отказ Москвы пойти на этот шаг. Проще говоря, показать себя всей планете сторонником мира, а Путина — сторонником продолжения войны.


Теперь же сделать это будет немного сложнее: Путин-то «не против». А заявлениям российского лидера в мире по-прежнему уделяют намного больше внимания, чем заявлениям Порошенко.


Но есть и другой, даже более важный момент. Путин в своей речи по этому поводу поставил ряд условий для введения миротворцев. Во-первых, по его словам, они должны стоять лишь на линии соприкосновения. В глубину территории так называемых «ЛДНР» он пускать миротворцев не хочет. Во-вторых, Москва хочет, чтобы «голубые каски» только лишь охраняли наблюдателей ОБСЕ, мониторящих ситуацию в зоне конфликта. Ну и в-третьих, Путин настаивает, что решение об их размещении должны принимать Украина и лидеры боевиков.


Для большинства стран мира, слабо понимающих ситуацию, такое предложение звучит нормально. Примерно так: «Стороны конфликта сели, договорились, развели войска, а между ними ввели миротворцев и наблюдателей ООН. Война закончилась, начались переговоры о постоянном мире, все довольны и счастливы. Одним конфликтом на планете меньше, ура!».


Понимая, что все это может сработать, Путин уже внес на рассмотрение СБ ООН соответствующую резолюцию.


Но для Украины такой план вообще не подходит. Дело в том, что принятие и реализация такой резолюции введут в международное право понятие «границы» между Украиной и оккупированными территориями, легализуютт никем не признанные «ДНР» и «ЛНР» как «стороны конфликта», а также надолго, если не навсегда, отложат их демилитаризацию.


В общем, это очень опасный для Украины проект резолюции. Теперь украинским дипломатам надо сделать все возможное и невозможное, чтобы объяснить мировому сообществу, в чем опасность этого документа. В первую очередь это надо растолковать странам Запада и членам Совета Безопасности ООН.


Ситуация сложна еще и тем, что Путин, продвигая свою, извращенную, версию мира, намекнул и на возобновление большой войны. Он сказал, что если Украина получит от США летальные вооружения, то боевики «ЛДНР» «направят имеющееся у них оружие в другие зоны конфликта, которые чувствительны для тех, кто создает проблемы для них». Проще говоря, пойдут в наступление. Например, на Мариуполь.


Еще один фактор — это Северная Корея. Путин может предложить свою помощь в мирном разрешении этого конфликта на более или менее приемлемых условиях, если его резолюция по Донбассу пройдет в СБ ООН. Если не пройдет, то он откажется вводить новые санкции против КНДР, оставив США перед единственной возможностью — начать войну против Ким Чен Ына.


Таким образом, российский диктатор может поставить Запад перед таким выбором: либо вы получаете мир на Донбассе и в Корее, либо войну там и там.


Сейчас Западу, конечно, важны интересы Украины. Но если их можно будет поменять на успокоение Ким Чен Ына и предотвращение ядерной войны, то выбор тут будет очень непростым.


Ситуация для Украины складывается очень непросто. Но, с другой стороны, она дает возможность блеснуть украинскому МИДу и дипломатическим талантам президента Порошенко, которыми он, кстати, очень гордится.