Несмотря на регулярные заявления белорусских и российских официальных лиц о неконфронтационном характере намеченных на сентябрь учений «Запад-2017», дебаты вокруг них в аналитической среде не утихают.


Недавний брифинг начальника генштаба Вооруженных сил Белоруссии Олега Белоконева был нацелен на то, чтобы успокоить общественное мнение насчет этих маневров, точнее возможных действий России после них.


Похоже, эта попытка не слишком удалась. Во всяком случае, в аналитической среде сомнения, судя по всему, сохранились.


При этом интересна специфика позиций. Например, сотрудники считающегося близким к официальным структурам Центра стратегических и внешнеполитических исследований (Минск) настаивают на существовании серьезных свидетельств того, что у России имеются агрессивные планы в отношении нашей страны.


Другие эксперты не исключают даже свержения существующей власти (о таких страшилках упоминал даже президент Белоруссии). В лучшем же случае допускается, что после учений на передовых рубежах противостояния с Североатлантическим альянсом будет складировано тяжелое военное снаряжение.


Схожей точки зрения придерживаются многие западные политики, которые в контексте сентябрьских учений распространяют потенциальную угрозу российской агрессии на Украину, страны Балтии и даже Польшу.


Напротив, другие белорусские аналитики, в близости к властям никак не замеченные, в частности Павел Усов, убедительно доказывают, почему этого не произойдет.


При этом любопытно, что он чрезвычайно обстоятельно объясняет, почему Белоруссия может представляться удобным объектом для экспансии тем или иным представителям российского руководства, у которых есть большое искушение прихватить еще какой-нибудь кусок чужой земли.


С его аргументацией трудно не согласиться: границ между странами нет, зато имеет место практически полная политическая, стратегическая и экономическая зависимость, население Белоруссии в основном говорит по-русски, в массе своей хорошо относится к России, многие верят, что жизнь в ней будет как в раю. Правящая же элита призывать к противостоянию не станет, а оппозиция задавлена и к организации масштабного сопротивления не способна.


Результатом вероятной аннексии стало бы расширение территории, в том числе сдвиг на запад на 500 км линии обороны от НАТО, очередная мобилизация российского электората вокруг президента, компенсация демографических потерь, контроль над сохраняющими определенную ценность предприятиями и т.д.


Впрочем, аналитик приводит и аргументы против, тоже, кстати, сами по себе протеста не вызывающие: необходимость огромных финансовых затрат, отсутствие идеологической основы, усиление страхов остальных партнеров по ЕАЭС и ОДКБ, а также негативной реакции Запада.


На этом основании делается заключение, что в силу практически полной лояльности Белоруссии менять в ней власть — дело абсолютно ненужное, тем более перед очередными перевыборами Владимира Путина, назначенными на весну следующего года.


А вот с этим выводом можно не согласиться: к сожалению, нет уверенности в том, что Кремль будет вести себя в соответствии с формальной логикой.


До сих пор, например, неясно: если бы Путин предполагал, к каким негативным последствиям для России приведут аннексия Крыма и вторжение на Украину, рискнул бы он пойти на такой шаг?


Здесь оба возможных варианта ответа не предвещают нашей стране ничего хорошего. Если предполагал, то, значит, восстановление империи для него является доминантой и ради этой цели он готов пожертвовать очень многим.


Если же не предполагал, то, выходит, Москва не всегда, мягко говоря, может адекватно оценивать ситуацию. Тогда где гарантии, что Белоруссия не повторит судьбу Украины? Тем более что, как ни печально, в силу очевидной политической индифферентности основной массы белорусского населения ожидать поддержки Запада, аналогичной той, которую получил Киев, вряд ли оправданно.


В итоге вероятной агрессии едва ли России станет намного хуже, чем сейчас, зато внутренний эффект в виде вновь зашкаливающего рейтинга национального лидера будет просто потрясающим.


Как показывает практика, российская политика, особенно в последнее время, далеко не всегда руководствуется здравым смыслом. А потому иные внешне вполне правильные аргументы, приводимые оппонентами «алармистов», тоже могут оказаться недействительными.

 

Кстати, неважно выдерживают критику и заверения в сугубо оборонительном характере предстоящих маневров. Можно вспомнить, например, что предыдущие подобные учения «Запад-2013» тоже были формально ориентированы преимущественно на оборону, однако различные тактические моменты позже использовались как в «украинской кампании», так и в операциях в Сирии.


В частности, в ходе тех учений было замечено, что Россия применила беспилотники для определения целей артиллерийских ударов и результатов бомбардировки, что годом позже стало использоваться в войне на Украине. А представители некоторых подразделений российской армии, участвовавших в «Западе-2013» (в частности 76-й гвардейской десантно-штурмовой дивизии), затем были замечены в Крыму и на Донбассе.


Было бы, разумеется, преувеличением утверждать, что в отношении Белоруссии реализуется непременно наихудший сценарий. В то же время, как представляется, не стоит категорически исключать такую возможность.