Рост угрозы, на этот раз широкомасштабной, армяно-азербайджанской войны, видный даже для невооруженного глаза, обусловлен не современными реалиями Южного Кавказа или действиями трех соседних региону стран, а глобальным российско-американским противостоянием.


Следует оговорить, что противостояние это напоминает атаку на ворота и процесс отбивания этих атак. В роли атакующих — США, в роли защищающейся стороны — Россия.


Одним из важнейших направлений наступления на Россию является постсоветское пространство, а находящийся на юге этого пространства Южный Кавказ имеет особое стратегическое значение. Для выдворения России из этого региона Соединенные Штаты придерживаются политики кнута и пряника в отношении всех стран региона, а также некоторых соседних стран.


Это очень четко отражается, как на общественной жизни Армении и Азербайджана, так и почти во всех сферах их отношений с западными партнерами. Основной целью является вывод процесса урегулирования карабахского конфликта, который считается важным рычагом воздействия России в регионе, из-под влияния Москвы.


Это требует, с одной стороны, формирования в регионе коалиции стран, придерживающихся общих подходов в карабахском вопросе, что по сути и произошло на днях, когда было принято совместное заявления министров иностранных дел Грузии, Азербайджана и Турции, с другой стороны — преодаления непоколебимости конфликтующей стороны, которая выступает против компромиссного варианта урегулирования. Первый формат предназначен для давления на Армению, а второй — на Азербайджан.


При этом параллельно Турция тоже работает на российском фронте, что делает ее в этих условиях более опасной. Не случайно турки отложили намеченные переговоры с Азербайджаном в Баку, так как до этого вели активную торговлю с Москвой напрямую и через Астану. Это традиционная турецкая политика — выжимать максимум от противоборствующих сторон.


В таких условиях основная нападающая сторона, в лице Соединенных Штатов, может также ускорить процесс признания Нагорно-Карабахской Республики, потому что для нее не имеет никакого значения каким путем добиваться своей цели. Политтехнологи США настолько быстро меняют свои приоритеты, что в результате этого в регионе в каждую минуту может сложиться новая ситуация.


Понятно, что для противодействия давлению Азербайджан может прибегнуть к превентивным военным действиям сразу по трем фронтам: в Карабахе, Тавуше и Нахиджеване. Для США тоже это не является проблемой, потому что в этом случае возникнет угроза российско-турецкого столкновения, которое не слишком беспокоит Вашингтон.


Более того, действующая администрация США сейчас больше играет роль вуали, потому что реальным хозяевам страны выгодно иметь президента, на которого в будущем не трудно будет свалить ответственность за провалы и неудачи США. Дональд Трамп в этом смысле может стать лучшим решением, так как не является представителем традиционного политического поля США, а только одной из группировок, сформировавшихся на одной из его частей.


В сложившихся условиях основная задача Армении — быть готовой к самому худшему, потому что поляризованное посредническое поле исключает компромиссы (Россия и США являются сопредседателями Минской группы ОБСЕ, посредниками переговорного процесса по урегулирования карабахского конфликта —  прим. ред.). Если Еревану удастся устоять при нынешних сотрясениях и уравновесить намерения Азербайджана возобновить военные действия, то это уже будет большой победой для армянской дипломатии и армии.


Нынешний период американской шоковой терапии ограничен ожидаемыми в марте 2018 года президентскими выборами в России. Соединенные Штаты осознают, что продление шоковой терапии чревато перспективой всемирного противостояния и по этому в ближайшие месяцы будут действовать с большой оперативностью.


Сейчас основной задачей Армении и всех армян является дальнейшее укрепление армянской армии и формирование национального единства внутри страны.


Вторая не менее важная задача — повышение интенсивности работы с союзническими и дружественными странами, балансирующими возможные амбиции Турции в регионе.


Развитие ситуации требует также иметь сразу несколько вариантов вероятных действий как внутри страны, так и за ее пределами.