В четверг начинаются военные учения армий России и Белоруссии, которые, как передают зарубежные СМИ, станут крупнейшими в истории. В Польше и странах Прибалтики учения вызывают большие опасения. По словам специалиста по постсоветскому пространству Яна Шира из Карлова университета, в прошлом россияне уже не раз под предлогом учений провоцировали реальные конфликты. Теперь, по словам эксперта, существует угроза того, что россияне останутся в Белоруссии навсегда.


Lidovky. cz: Что нам сейчас известно о запланированных учениях вооруженных сил Российской Федерации и Белоруссии под названием «Запад-2017»?


Ян Шир: Нам известно только то, что представители двух генштабов сообщили официально этим летом. Была раскрыта основная легенда, согласно которой будут проводиться учения. Якобы коалиция трех враждебных стран — Вейшнории, Весбарии и Лубении — нападает с запада на российские и белорусские силы.


В этом сценарии есть определенные элементы гибридной войны, обострения социальных, религиозных и политических разногласий. Все это, по легенде, подрывает государственную власть в Белоруссии, предпринимается попытка свергнуть существующее правительства и оккупировать белорусскую территорию силами иностранной армии. Тогда Белоруссия обращается за помощью к России.


— В чем, как по-вашему, опасность этих учений?


— Я не опасаюсь, что Россия из Белоруссии нападет на Прибалтику или Украину. Я не боюсь, что русские под прикрытием «Запад-2017» что-то натворят в Грузии. Но я очень опасаюсь, что русские не уйдут из Белоруссии и могут создать там для себя своеобразный военный центр, который будет постоянно дестабилизировать окружающие государства. Думаю, что в результате этих учений позиция России в Белоруссии может упрочиться, а это приведет к дальнейшей нестабильности во всем регионе.


— Сколько военнослужащих, согласно официальным документам, примет участие в учениях?


— Официально россияне и белорусы в один голос утверждают, что численность участников не превысит 13 тысяч, а эту цифру предписывает венский документ ОБСЕ. Если эта количественная граница будет преодолена, организаторы должны пригласить международных наблюдателей. Однако в преддверии других учений Россия уже заявляла о таком же числе военнослужащих, хотя в итоге их участвовало в несколько раз больше. Поэтому высказываются предположения о том, что участвовать будут десятки тысяч солдат.


— По данным издания The Guardian, в учениях примут участие до ста тысяч солдат. Как же возможно, чтобы русские и белорусы проводили такие масштабные учения без привлечения наблюдателей?


— К сожалению, такое возможно, и они могут так поступать, поскольку им никто не препятствует. Все это вписывается в поведение России, которое вызывает большие опасения, поскольку в последние годы мы наблюдаем явную тенденцию к несоблюдению международного права. Кроме того, речь идет о так называемой маскировке, то есть противника вводят в заблуждение относительно состава и целей реальных операций, и это чрезвычайно важный элемент российского стиля ведения войны. В прошлом, прикрываясь именно войсковыми учениями, Россия уже проводила настоящие военные операции.


— Какие например?


— Например, одновременно с оккупацией Крыма Россия провела незапланированные учения по всему периметру украинской границы. Другой пример — учения «Кавказ-2008», которые дали России возможность перебросить в регион большие войсковые подразделения, которые менее чем через две недели участвовали во вторжении в Грузию.


— То есть можно ожидать, что русские оставят какие-то военные подразделения в Белоруссии?


— Именно с этим, в частности, связаны особенные опасения по поводу предстоящих учений. Разумеется, если в Белоруссии появятся крупные военные подразделения, насчитывающие несколько десятков тысяч солдат, то для России они, конечно, станут достаточным инструментом, чтобы оказывать давление на соседние государства, да и на саму Белоруссию.


— В чем именно?


— Легенда включает одну проблемную деталь: роль воображаемой Вейшнории будут играть северо-западные области Белоруссии, отличающиеся от остальной страны в этническом, языковом и религиозном плане.


Все это может быть даже началом некой информационной операции, с помощью которой населению будут подсознательно внушать, что на территории государства, дружественного России, существует определенная чужеродная сила, вынашивающая враждебные замыслы против РФ. И Кремль сможет этим воспользоваться для какой-нибудь операции против мнимого врага.


— Могут ли сейчас наблюдатели вообще там присутствовать?


— Русские поступили хитро, запутав СМИ противоречивыми сигналами. На учения пригласили некоторых наблюдателей, но ограничили их численность и полномочия. Например, они не могут разговаривать с военнослужащими и не могут свободно передвигаться. У них там в общем-то связаны руки. Но при этом сам факт помогает русским, потому что они могут заявить о своей прозрачности.


— Сопоставимы ли эти учения с учениями «Запад-2013»?


— Нам это, конечно, только предстоит увидеть, но в данный момент похоже на то, что учения «Запад-2017» будут масштабнее и по численности военнослужащих, и по количеству техники и оборудования. В последние годы мы наблюдаем тенденцию к проведению все более крупных учений, а также заметны изменения в качестве тех операций, которые планируются для отработки.


— Американский бригадный генерал Питер Звак в своей статье о российских учениях «Запад-2013» и «Запад-2017» утверждает, что эти учения заключают информацию о том, какие военные техники Россия будет применять в ближайшие годы. Это якобы подтвердили события в Крыму и в Сирии. Что вы об этом думаете, и чего нам стоит ожидать?


— У этих учений, разумеется, сразу несколько целей. Во-первых, это отработка новых средств и методов ведения боя. На примере Крыма и Донбасса (на раннем этапе вторжения) мы увидели, что за последние годы российская военная мысль претерпела значительные изменения. Это понятно и по тому, как, к примеру, протекала гибридная война на Украине.


Остается, конечно, еще много вопросов и связанных с ними опасений. Например, Россия может отрабатывать эффективную изоляцию Прибалтики и захват коридора из Белоруссии в Калининградскую область, проходящего через Прибалтику или Польшу. А это вместе с наращиванием военного контингента в Калининграде может создать для стран НАТО очень некомфортные условия. Также могут отрабатываться нетрадиционные методы ведения боя и атаки на средства ПВО.


— Стоит ли нам ожидать и отработки методов ведения информационной и кибернетической войны?


— Информационно-психологическая война, конечно, чрезвычайно важна. Судя по всему, в последние годы русские очень хорошо овладели ее методами. Подобные операции могут включать информационные провокации, которые приводят к обострению существующих социальных разногласий и негативно сказываются на безопасности.


Учитывая, что доверия к военному руководству России крайне мало, все это вызывает серьезные опасения. Но будут ли отрабатываться методы ведения такой войны, сейчас вам могут сказать только представители генеральных штабов России и Белоруссии.