Сегодня Америка оказалась перед лицом двух серьезных угроз национальной безопасности, которые выглядят совершенно разными, но у них есть одна общая черта — очень мало шансов, что какая-то из них станет явью. Но, если эти вещи все же произойдут, то приведут к разрушительным последствиям для США и всего мира.


Одна из этих угроз называется Северная Корея. Если безрассудный лидер КНДР способен запустить арсенал межконтинентальных баллистических ракет по американскому континенту, последствия для США невозможно спрогнозировать.


И хотя шансов мало — это станет самоубийством для Пхеньяна — президент Трамп готов потратить миллиарды на противоракетные системы, военные корабли, кибербезопасность, воздушные силы и военные игры, чтобы обезвредить и сдержать северокорейскую угрозу.


Так, если готовиться к ядерной атаке со стороны КНДР, которая, вероятно, никогда не произойдет, у нас останется немного усовершенствованное вооружение для использования в других местах. Например, истребители, корабли и ракеты. Но все это не даст конкретных результатов для нашей экономики.


Другая угроза с низкой вероятностью и высоким уровнем воздействия — изменения климата, вызванные ростом выбросов углекислого газа, спровоцированных человеком. Правда в том, что если просто отметить, насколько участились экстремальные погодные явления (лесные пожары, наводнения, засухи) — шансы на глобальное потепление, причиной которого станут люди, и которое приведет к разрушительным последствиям для нашей планеты, становятся все выше.


Давайте предположим на минуту, что изменение климата — сложный процесс, который мы не вполне понимаем, что это событие с низкой вероятностью и серьезными последствиями, как и ядерный удар со стороны Северной Кореи. Что сделает команда Трампа, столкнувшись с подобной угрозой?


Возьмет гвоздь и выколет себе глаза. Скотт Прюитт, давнее подставное лицо от нефтяных и газовых компаний, возглавляющий сейчас Агентство по охране окружающей среды, фактически заявил, что даже обсуждение возможной взаимосвязи между человеческим фактором в ухудшении климата и недавними чудовищными штормами «безосновательно». Он сказал это после того, как страна впервые с начала наблюдений пострадала от двух ураганов четвертой категории за один год — штормов, ставших еще более разрушительными из-за подъема уровня океанов и повышения температуры их вод.


Мне вот интересно, если бы Прюитт заболел раком, неужели ему не хотелось бы, чтобы врачи обсудили это с ним, не говоря уже об исследованиях, возможных причинах и решениях? А не боялись бы его огорчить.


Такие мошенники, как Прюитт, говорят, что климат начал меняться задолго до того, как люди пересели в машины. Как же они тогда смогли спровоцировать изменения климата? Конечно, мы не несем абсолютную ответственность. Климат всегда менялся ввиду своего естественного непостоянства. Но это не означает, что люди не могут усугубить или нарушить эту естественную изменчивость, разогревая планету еще больше — тем самым сделав горячее еще горячее, влажное еще более влажным, бури сильнее, холода более суровыми, а засухи еще более опустошительными.


Поэтому я предпочитаю использовать термин «глобальное обострение», а не «глобальное потепление». Погода не становится в одних местах теплее, но становится более странной в других. Посмотрите на последние несколько месяцев: американские крупные города столкнулись не только с ураганами-монстрами. В Сан-Франциско — рекордная жара, 41 градус по Цельсию 1 сентября, в день, когда средняя температура — 21. Запад задыхается от рекордных лесных пожаров, усугубляющихся засухой, Южную Азию захлестнули необычайно сильные муссонные дожди, приведя к гибели 1 тысячи 400 человек.


Но что если мы будем готовиться к разрушительному изменению климата, а все будет совсем не так плохо, как мы ожидаем? Где мы окажемся? Ну, воздух станет чище, у детей будет реже встречаться астма, появится больше новых строительных материалов и дизайнов, а также более чистые, более эффективные системы выработки электроэнергии и транспортировки — все это создаст огромную экспортную промышленность и десятки тысяч рабочих мест. Поскольку население мира неуклонно растет, все мы будем нуждаться в более экологически чистых машинах и мощностях, если хотим дышать чистым воздухом, независимо от того, что будет с климатом. А еще мы станем менее зависимыми от бензодиктаторов.


Действительно, можно с уверенностью сказать, что если мы переусердствуем в борьбе с изменениями климата, а все будет хорошо, это будет похоже на подготовку к олимпийскому марафону перед его отменой. Тело станет сильнее, стройнее и здоровее.


Трамп недавно уволил нескольких помощников, поведение которых его слегка смущало. А уволить надо было Скотта Прюитта. Прюитт заставит его смутиться еще сильнее. Но пока они вместе создают новую доктрину национальной безопасности, согласно которой, столкнувшись с маловероятным событием с серьезными последствиями, такими как Северная Корея, США должны тратить любую сумму денег, и если угроза не реализуется, то хорошо, что у нас будет достаточно военных излишеств и металлолома.


Но, столкнувшись с угрозой высокой вероятности и серьезными последствиями, которые называются изменениями климата, нам не стоит ничего делать, надо просто выколоть себе глаза. Хотя если последствия будут менее разрушительными — а мы все равно будем к ним готовы — мы останемся здоровее, сильнее, более продуктивными и уважаемыми во всем мире.