Во время визита в стратегически значимый город, недавно отбитый войсками Башара аль-Асада у боевиков ИГИЛ (террористическая организация, запрещенная на территории РФ, — прим. ред.), командующий контингентом российских войск в Сирии заявил, что поражение «Исламского государства» неизбежно.


«Созданы все условия для завершающего этапа разгрома ИГИЛ в Сирии, — заявил генерал-лейтенант Александр Лапин, стоя в окружении множества сотрудников служб безопасности у здания бывшего шариатского суда ИГИЛ, на котором все еще висел черно-белый флаг этой экстремистской организации. — Я могу пообещать вам, что ни один террорист ИГ не ступит на эту землю снова».


Акербат был захвачен силами, верными сирийскому правительству, 2 сентября после трехмесячной наступательной операции, в которой российские самолеты осуществляли поддержку с воздуха. Захват Акербата позволил правительственным войскам продвинуться на восток страны, к городу Дейр-эз-Зор, чтобы освободить его от террористов.


Россия вмешалась в сирийский конфликт на стороне правительства Асада в сентябре 2015 года, когда сирийскому режиму угрожало поражение. Хотя Москва регулярно заявляла о том, что ее главная задача в Сирии — уничтожение ИГИЛ, в течение первого года своей военной кампании Россия наносила авиаудары почти исключительно по позициям оппозиционных группировок, в том числе тех, которые пользовались поддержкой западных стран.


Политика России на Ближнем Востоке долгое время сводилась к тому, что сохранения статуса кво — каким бы неприятным и жестоким ни был тот или иной режим — это всегда лучше, чем революция, поэтому, вмешиваясь в сирийский конфликт, Россия в первую очередь хотела любой ценой укрепить позиции режима Асада.


Теперь, когда позиции Асада стали намного более прочными, Россия переключила свое внимание на борьбу с ИГИЛ. В четверг, 14 сентября, Москва выпустила семь крылатых ракет по объектам ИГИЛ к юго-востоку от Дейр-эз-Зора и заявила, что боевикам ИГИЛ скоро придется отступить на другой берег реки Евфрат.


Россияне пригласили группу журналистов в Акербат, который стал конечным этапом четырехдневного тура для прессы, призванного продемонстрировать вклад Москвы в эту войну и в последующую миротворческую операцию. Эта поездка показала степень вовлеченности России в ситуацию на местах в Сирии, где российские военные сейчас помогают обеспечивать порядок в зонах деэскалации, в которых действует режим перемирия между правительственными войсками и группировками умеренной оппозиции.


В пятницу, 15 сентября, журналистов отвезли с основной базы российских вооруженных сил в Сирии, расположенной под Латакией на побережье Средиземного моря, на аэродром к востоку от Алеппо. Затем в составе конвоя бронированных грузовиков журналисты отправились в пятичасовую поездку по пустым дорогам, ведущим к Акербату, проезжая мимо брошенных деревень, разрушенных снарядами.


Конвой сопровождали одетые в черную форму люди из секретной полиции Асада «Мукхабарат» и пикапы с автоматами. Когда журналисты прибыли в Акербат, его патрулировали солдаты российского спецназа, державшие в руках новейшее оружие, но не имевшие на форме никаких опознавательных знаков.


Неоднородность состава сил, действующих на местах, стала очевидной, когда журналисты попали на пыльную передовую оперативную базу под Акербатом, где их конвой сделал короткую остановку. На этой базе, как выяснилось, находится немало россиян из нерегулярных войск, которые не захотели разговаривать с прессой. Россия пытается убедить всех в том, что последние достижения на поле боя стали целиком и полностью заслугой сирийской армии, действовавшей при поддержке российской авиации, однако на самом деле в последние пару лет в боях в основном участвуют вооруженные формирования, поддерживаемые Ираном.


Бои в этом районе продолжались, и один минометный снаряд упал недалеко от российского конвоя, когда он приближался в Акербату. В самом городе тоже слышны глухие звуки разрывающихся артиллерийских снарядов. Как сказали россияне, позиции ИГИЛ находились примерно в 17 километрах от города.


За последние два года боевикам ИГИЛ удалось вырыть под городом обширную сеть тоннелей, что сделало захват Акербата особенно сложной задачей. В этом городе также находился танкоремонтный цех ИГИЛ. По словам Лапина, россиянам удалось обнаружить местоположение этого цеха при помощи беспилотников, и они нанесли авиаудар по нему 29 августа.


Этот цех по ремонту танков был разделен на три секции: первая была предназначена для ремонта захваченных танков, вторая — для установки на них самодельной брони, третья — для превращения танков в мощные орудия смертников. В том цеху до сих пор находятся обломки танков, в том числе танк со снятой башней. По словам Лапина, боевики снимали орудийные башни примерно с одной трети танков, захваченных ими у сирийской армии, а потом использовали их для проведения атак смертников. В таком виде танки способны убивать в радиусе 300 метров.


По словам Лапина, в ходе недавних операций сирийской и российской армий против ИГИЛ были убиты 1209 боевиков, а 49 танков и 159 пикапов с установленными на них автоматами были уничтожены. Россияне либо избегали разговоров о жертвах среди мирного населения, либо заявляли, что таких жертв не было, несмотря на то, что международные наблюдатели регулярно сообщают о жертвах среди мирного населения, особенно после авиаударов.


До начала сирийской гражданской войны в Акербате проживало около 10 тысяч человек. По словам Лапина, когда город попал в руки ИГИЛ, население сократилось до 2500 человек. Россияне заявляют, что все мирные жители успели бежать из города до начала финальной операции по его захвату, однако неясно, как они могли это сделать и каково было число жертв среди мирного населения. По данным наблюдателей, в ходе текущей волны боевых действий было зафиксировано множество жертв из числа мирных граждан.


По словам Лапина сейчас ИГИЛ и другие экстремистские группировки контролируют около 15% Сирии, но ИГИЛ отступает и готовится к финальному столкновению в долине реки Евфрат. Между тем оппозиционные войска, поддерживаемые коалицией во главе с США, ведут собственную наступательную операцию против ИГИЛ в восточной провинции Дейр-эз-Зор.


По оценкам Сирийской обсерватории прав человека, правительство Асада сейчас контролирует 48% территории Сирии, а это значит, что даже после разгрома ИГИЛ длительный и разрушительный сирийский конфликт продолжится.