Прошедшие выборы в Бундестаг резко изменили политический ландшафт Германии. Они обозначили глубочайший кризис старых партий, доминировавших на протяжении всех послевоенных десятилетий. Христианско-демократический блок ХДС/ХСС получил всего 32,9% голосов (-8,6%), а социал-демократы —20,5% (-5,2%). Это худшие с 1949 года результаты. Главные победители — правопопулистская «Альтернатива для Германии» — 12,6% (+7,9%) и либеральные демократы — 10,7% (+5,9%).


«Альтернатива» становится третьей по значению фракцией в Бундестаге и будет использовать парламентскую трибуну для пропаганды своих евроскептических и антимигрантских взглядов. «Альтернативу» активно поддержали восточные земли Германии, недовольные миграционной политикой Ангелы Меркель, а также «русские немцы», обычно проявляющие пассивность на выборах. Вообще эти выборы были отмечены исключительно высокой активностью избирателей (76,2%), поскольку политика Ангелы Меркель вызвала резкое отторжение даже у терпеливых немцев. Так, «Альтернатива» смогла мобилизовать голоса полутора миллионов избирателей, обычно остающихся дома.


Что касается либеральных демократов (СвДП), то они буквально возродились из политического небытия во многом благодаря смелым заявлениям их лидера Кристиана Линднера, в том числе по крымскому вопросу. Можно сказать, что «российский фактор» незримо витал в воздухе во время голосования. Ведь Меркель потеряла популярность не только из-за миграционной политики, но также из-за антироссийского курса и однобокой ориентации на США.


По результатам выборов расклад сил получается таков, что социал-демократы, показавшие худший за послевоенный период результат, вынуждены уйти в оппозицию, а блок Ангелы Меркель приступит к формированию крайне неустойчивой коалиции «Ямайка» в составе ХДС/ХСС, «Зеленых» и свободных демократов.


Немецкие обозреватели пишут, что Ангела Меркель заслужила это поражение, это ее личный провал. Немцы отвергли ее политический стиль — «замыливать» проблемы, избегать открытых дискуссий, делать ставку на то, что все решится само собой. Такая тактика работала долгие годы, но на этот раз дала сбой.


Результат очевиден: распалась система политических сдержек и противовесов, которая характеризовала ФРГ весь послевоенный период. А главная катастрофа для политического истеблишмента — тот факт, что «Альтернатива для Германии» получила около 13% голосов. А ведь на прошлых выборов эта партия набрала лишь 4,7% и не смогла попасть в Бундестаг. Успех АдГ вписывается в общеевропейскую тенденцию роста влияния правопопулистских партий, таких как «Национальный фронт» во Франции, «Партия свободы» в Нидерландах, «Австрийская партия свободы» в Австрии и «Лига Севера» в Италии. При том, что в Восточной Европе партии такого типа уже пришли к власти: «Фидес» в Венгрии и «Право и справедливость» в Польше. Теперь бацилла правого популизма пришла и в ключевую страну Евросоюза — Германию, которой после крушения национал-социализма была сделана очень сильная прививка либеральной демократии.


Пока Ангела Меркель решила только свою «личную» задачу: она останется канцлером на очередной четырехлетний срок, и ее самолюбие может быть удовлетворено. Но какой ценой? Более миллиона избирателей, обычно голосующих за ХДС/ХСС, переметнулись на сторону «Альтернативы». И для большинства политических аналитиков остается неясным еще один вопрос: что будет с немецкой политикой «после Меркель»? Она добилась для себя четвертого (последнего) срока ценой разрушения традиционных партий, но она же «зачистила» политическое поле и в самом правоцентристском лагере. Поэтому вопрос — кто поведет Германию вперед через четыре года — весьма тревожит немцев.


Пока же немецкий бизнес положительно отреагировал на переизбрание Ангелы Меркель, поскольку оно гарантирует стабильность экономического курса. Deutsche Bank заявил: «Это хорошо для Германии, для Европейского союза и для всего мира, поскольку у руля останется опытный политический лидер». Вместе с тем, капитаны немецкой индустрии выражают надежду, что Германия в союзе с Францией встанет на путь давно назревших реформ. Иными словами, они призывают Меркель действовать решительнее.