Ведя в последние месяцы борьбу за место в немецком парламенте, кандидат от крайне правой партии «Альтернатива для Германии» (АдГ) Сергей Чернов знал, что он может положиться на некоторые средства массовой информации, которые обязательно будут рассказывать о его партии тем избирателям, которые были нужны ему больше всего: русским.


«Они в полной мере показывают нашу точку зрения», — заявил Чернов журналу TIME в воскресенье 24 сентября. В этот день АдГ стала первой после окончания Второй мировой войны крайне правой партией, вошедшей в немецкий бундестаг, поскольку ей удалось получить 13% голосов и увеличить количество своих мандатов в 631-местном парламенте с нуля до 90.


Усиление АдГ вызвано несколькими факторами, и не в последнюю очередь недовольством, которое у немцев вызывает канцлер Германии Ангела Меркель, чья политическая партия Христианско-демократический союз в воскресенье показала один из худших результатов за всю историю своего существования. Она получила всего 33% голосов. Такого количества, скорее всего, хватит, чтобы обеспечить Меркель четвертый срок у власти, однако командных высот и лидирующих позиций, на которые рассчитывал ХДС, он не получил.


Придерживаясь националистических взглядов, выступая против иммиграции и нападая на Европейский Союз, АдГ сумела увести у Меркель часть голосов, воспользовавшись злостью народа на истэблишмент, которая в последние годы охватила все западные демократии. Но есть еще одна, уникальная причина успеха партии. Заключается она в той широкой поддержке, которой АдГ пользуется среди эмигрантов из России. Поддержка эта во многом формируется за счет пристрастного и необъективного освещения событий теми СМИ, которым оказывает содействие Кремль. Их сообщения о выборах доходят до миллионов немецких избирателей через спутниковые тарелки, кабельное телевидение и интернет.


Кто же на самом деле голосовал за «Альтернативу для Германии»?


По оценкам этой партии, около трети ее сторонников составляют русскоязычные избиратели, которые с 1980-х годов переселяются в Германию и составляют уже несколько миллионов человек или 5% населения. В воскресенье вечером один из лидеров АдГ, являющийся ярым националистом и противником иммиграции, сделал весьма парадоксальное признание в том, что основу их избирательной базы как раз и составляют эти самые иммигранты.


«Посмотрите, кто на самом деле голосует за АдГ, где у нас самые сильные показатели, — заявил сопредседатель партии Йорг Мойтен (Jörg Meuthen) канцлеру Меркель и остальным ведущим политикам во время прошедших после выборов дебатов на немецком телевидении. — Это как раз те самые мигранты, люди, чьи семьи приехали в Германию, которые интегрировались в нашей стране и не могут поверить, что с ней такое происходит».


Он не стал указывать конкретно на русскую общину, хотя его партия выделила немало средств на то, чтобы во время нынешней предвыборной гонки привлечь к себе эту группу избирателей. Она переводила листовки и брошюры на русский язык, организовывала информационные стенды и пропагандистские программы в местах проживания русскоязычного населения, а также приспособила свою предвыборную платформу к интересам этой общины. Среди ключевых обещаний АдГ в области внешней политики — отмена немецких санкций против России и улучшение отношений с президентом Владимиром Путиным.


«АдГ заботится о русских немцах больше, чем любая другая партия», — говорит учредитель берлинской организации Vision Union of Emigrants Александр Райзер (Alexander Reiser). Эта организация защищает интересы русскоязычной общины в Германии. «Это единственная партия, которая говорит русским, что они являются неотъемлемой частью немецкой нации», — заявляет Райзер, сам лично не поддерживающий АдГ.


Между тем, кремлевские средства массой информации представляют эту партию исключительно в положительном свете. «Они ничего не истолковывают. Они не критикуют нас. Они не задают провокационные вопросы, чтобы добиться чего-то от нас», — заявил Чернов Time во время интервью возле участка для голосования, находящегося в его районе в пригороде Ганновера. «С нашей точки зрения, они объективно освещают события, — добавил он. — Вот почему они нам нравятся».


Российские государственные средства массовой информации ведут себя в Германии довольно тонко и умело. В этом их отличие от действий в США, где Россия посредством хакерских атак и утечек информации пыталась оказывать влияние на американские выборы в прошлом году. Такие действия российских СМИ в Германии свидетельствуют о том, что в арсенале у Москвы есть множество различных трюков и инструментов мягкой силы, которые она выбирает по необходимости. Действуя через социальные сети, радио и телевидение, получающие финансовую поддержку от российского правительства, новостные издания постоянно и последовательно предлагают слушателям, зрителям и читателям альтернативную точку зрения на немецкую действительность. Зачастую они говорят, что жизнь в Германии при Ангеле Меркель опасна, безнравственна и недемократична. В тоже время, они передают в эфир некритические и хвалебные сообщения об «Альтернативе для Германии».


Одновременно с этим поддерживаемые Кремлем СМИ старательно изображают русскоязычное население Германии составной частью того, что Путин иногда называет «Русским миром». Самый знаменитый случай такого рода произошел в начале прошлого года, и это был скандал с участием девочки по имени Лиза.


Дело «нашей Лизы»


В январе 2016 года российское государственное телевидение начало показывать в эфире тревожные сообщения о русской девочке по имени Лиза, которую якобы похитили, а затем изнасиловали проживающие в Берлине мусульманские беженцы. Немецкая полиция и представители власти быстро опровергли эти сообщения, доказав их несостоятельность и найдя свидетельства того, что девочка сама сочинила эту историю.


Но высокопоставленные российские дипломаты продолжали обвинять берлинские власти в том, что они покрывают преступников. Назвав предполагаемую жертву изнасилования «нашей Лизой», российский министр иностранных дел Сергей Лавров в конце декабря 2016 года заявил в Москве репортерам, что такие дела нельзя «заметать под ковер». Российское посольство в Лондоне спустя несколько дней присоединилась к министру, разместив в своем официальном аккаунте в Твиттере следующее заявление: «Правительство Германии постелило свою страну под ноги иммигрантам как ковер, и теперь они заметают под него свои преступления».


Такие выражения поддержки со стороны Москвы, а также работа российского государственного телевидения, освещающего случаи, подобные «делу Лизы», помогают настраивать русскую общину в Германии против Ангелы Меркель. Члены этой общины из-за дела Лизы устроили в разных городах страны десятки митингов протеста, в том числе, одну массовую демонстрацию в Берлине прямо перед канцелярией Меркель. «В этот момент мы поняли, как российская пропаганда воздействует на эти группы людей», — говорит Олаф Кюль (Olaf Kuehl), работающий в берлинском законодательном органе и занимающийся взаимодействием с русской общиной. «Даже когда у них есть самые разные каналы, они предпочитают смотреть русские, такие как RT, — заявил он, имея в виду финансируемый Кремлем телеканал, прежде называвшийся Russia Today. — Именно так оказывается влияние».


Во время очередных выборов в законодательный орган власти германской столицы, которые состоялись в сентябре 2016 года, Кюль и другие наблюдатели поняли, насколько сильно это влияние. АдГ получила 14% голосов, и это был неслыханный результат для крайней правой партии, которого она добилась в одном из самых либеральных городов Германии, отстав всего на несколько процентов от ХДС Меркель. Основную поддержку правым оказали русскоязычные в основном кварталы, расположенные на востоке столицы. В первую очередь это район Марцан-Хеллерсдорф, где АдГ получила 23% голосов.


Примерно в это же время началось серьезное сотрудничество между «Альтернативой для Германии» и русской общиной, говорит Чернов, который стал членом этого движения в марте 2016 года. Чернов уроженец Санкт-Петербурга, эмигрировавший в Германию в 1994 году. Он один из восьми русскоязычных политиков, которые баллотировались от АдГ. Как и большинство членов русской диаспоры в Германии, до миграционного кризиса 2015 года он не особенно интересовался политикой. Но летом и осенью того года Меркель пустила в страну почти миллион беженцев из Сирии, Ирака, Афганистана и других стран, дав им возможность подать заявления о предоставлении убежища. Такое решение наткнулось на очень негативную реакцию со всех сторон немецкого политического спектра, и рейтинги популярности Меркель резко упали, достигнув в сентябре 2016 года самого низкого за пять лет показателя 45%.


Этот кризис существенно усилил позиции АдГ на выборах. Иммигранты из бывшего Советского Союза наиболее активно откликнулись на призывы «Альтернативы для Германии» не пускать в страну беженцев из мусульманского мира. «Среди русских немцев очень силен страх перед исламизмом, — говорит лидер берлинской общины Райзер. — И этот страх подогревается российским телевидением, которое показывает страшные картинки, а миграционный кризис называет катастрофой для Европы, которую наводнили иммигранты».


Таким образом, АдГ удалось не только привлечь русскоязычных немцев в свои ряды, но и побороться за власть. Например, в земле Нижняя Саксония трое из 12 главных кандидатов от этой партии в парламент являются русскоязычными. Среди них Чернов, который проводил свою предвыборную кампанию в восточной части Ганновера в районе, где проживают в основном выходцы из России. В воскресенье ему не удалось получить место в парламенте, но он заявляет, что воскресные выборы стали моментом пробуждения для русскоязычной общины, которая помогла избрать немалое количество русских немцев от АдГ. «Выборы показали, что партия оказывает нам высшее доверие, позволяя представлять ее в бундестаге», — сказал Чернов.


Благословение Кремля


Для русского крыла этой партии не менее важно и то, что руководство АдГ наладило прямые контакты с влиятельными фигурами в Москве. Осенью 2015 года Александр Гауланд (Alexander Gauland), возглавивший АдГ на воскресных выборах, встретился в Санкт-Петербурге с членами политической партии Путина «Единая Россия». Во время этого визита он также провел переговоры с прокремлевским миллиардером Константином Малофеевым, который продвигает внешнеполитические интересы Москвы в Европе. «Идея состояла в том, чтобы послушать влиятельных россиян, выслушать жалобы русских на политику Запада, понять, как они мыслят», — заявил Гауланд информационному агентству Bloomberg.


Другой лидер АдГ Фрауке Петри (Frauke Petry) побывала в Москве в феврале этого года, где встретилась с депутатами российского парламента, в том числе, со спикером палаты Вячеславом Володиным, который прежде работал заместителем главы путинской администрации. Эта встреча вызвала тревогу у немецких средств массовой информации, которые заподозрили АдГ в сговоре с Кремлем. Москва и «Альтернатива для Германии» резко отвергли обвинения в таком сговоре.


«Мы никогда не вмешиваемся в политическую жизнь и политические процессы в других странах», — заявил Путин в мае, когда Меркель прибыла в его резиденцию в Сочи, чтобы среди прочего пожаловаться на признаки российского вмешательства в немецкие выборы. Во время этой встречи Меркель подняла вопрос о «деле Лизы», а также о действиях российского государственного телевидения, которое в ложном свете освещает политику Германии. Если такие случаи будут продолжаться, сказала Меркель, немецкое правительство предпримет в ответ решительные действия.


Чернов считает, что вмешательство канцлера оказало свое воздействие. Российские государственные средства массовой информации продолжают положительно освещать деятельность АдГ, однако кремлевские СМИ уделяют этой партии меньше эфирного времени, чем ей хотелось бы. «Они могли бы показать несколько специальных репортажей, например, целую серию репортажей, — говорит Чернов, — но такой особой поддержки нам никто не оказывает».


Чтобы довести свои послания и сигналы до русских избирателей, Чернову перед выборами пришлось положить в багажник своей машины лестницу и ездить по стране, вывешивая плакаты АдГ как можно выше на столбах. На одном из его любимых плакатов показана женщина в традиционной мусульманской одежде, рядом с которой подпись: «Исламу не место в Германии».


Чернов признает, что такие сигналы вряд ли улучшат социальную гармонию в его ганноверском районе, где русские немцы живут рядом с другими мигрантами, в том числе, с турками, переселившимися в Германию в 1970-х и 1980-х годах, а также с людьми, прибывшими недавно из Сирии, Ирака и Северной Африки. Но его цель в политике состоит не в том, чтобы наводить мосты между этими этническими группами «Мы с ними не разговариваем, — заявляет он. — Мы считаем, что лучше говорить с людьми, которые похожи на нас».


Нам предстоит увидеть, какой результат принесет такой подход во время дебатов в немецком парламенте. Будучи третьей по популярности партией в стране, АдГ теперь станет заметной силой оппозиции, противостоящей Меркель. Во время пресс-конференции в Берлине в понедельник один из лидеров этой партии Алиса Вайдель (Alice Weidel) сказала, что первоочередной задачей в парламенте для нее является начало расследования против канцлера, которого она обвиняет в нарушении конституции во время миграционного кризиса 2015 года. В преддверии такой конфронтации АдГ может положиться на сочувствие как минимум одного влиятельного союзника. «Российские средства массовой информации всегда будут сообщать то, о чем мы говорим, а Russia Today будет сообщать об этом на немецком языке, — говорит Чернов. — Поэтому теперь уже никто не сможет замести под ковер нашу точку зрения. Так мы это видим».