Сегодня, сидя за компьютером в своем кабинете, в тени здания Конгресса США в Вашингтоне, под сенью мемориалов и памятников основателям нашей нации, я задаю себе вопрос о том, что будет с Курдистаном.


Референдум по вопросу о независимости курдов во многом перекликается с американскими идеалами. «Когда ход событий приводит к тому, что один из народов вынужден расторгнуть политические узы, связывающие его с другим народом, и занять самостоятельное и равное место среди держав мира, на которое он имеет право по законам природы и ее Творца, уважительное отношение к мнению человечества требует от него разъяснения причин, побудивших его к такому отделению», — Томас Джефферсон написал это в нашей Декларации независимости. Далее подробно объясняются причины, по которым британские колонии больше не являлись частью Великобритании, и говорится о том, что на североамериканском континенте сформировалась новая нация и что она больше не может считать себя британской. Война за независимость, которая началась за год до декларации, продлилась до 1783 года — это были семь лет сражений.


Курды в Ираке оказались в такой же ситуации. Они оказались частью страны, с которой их ничто не связывает и которая отказывается относиться к ним как к полноценным гражданам. Они становятся жертвами притеснений со стороны центральных властей, которые обязаны их защищать. Это нельзя назвать идеальной параллелью, поскольку американских колонистов с Великобританией объединяли культура и язык, а курды были и всегда будут отделены от Ирака своей культурой, языком и всеми теми вещами, которые обычно объединяют народы. Стремление к свободе и самоопределению является универсальным, и оно прочно закрепилось в ДНК американцев.


Другим историческим примером стало формирование Государства Израиль. Евреи, как и курды, долгое время были этнической группой, не имеющей собственного государства. Когда ООН приняла план по разделу Палестины, в котором устанавливались границы нового Государства Израиль, этот план встретил решительное сопротивление. Даже британцы отвергали этот план вплоть до прекращения британского мандата в Палестине, поскольку они беспокоились, что любые действия могут повредить англо-арабским отношениям и повлиять на объемы нефтяных поставок, от которых Великобритания в значительной мере зависела. В конечном счете только признание США — когда президент Трумэн отклонил все протесты своих советников — и Советского Союза позволило придать международный статус новому государству. Разумеется, это не привело к миру, и Израиль до сих пор ведет войну с некоторыми из своих арабских соседей и террористическим повстанческим движением.


Вопрос заключается в том, почему США и другие любящие демократию государства выступали против референдума, не влекущего за собой никаких юридических обязательств, который призван показать всему миру, насколько сильно курды хотят добиться права на самоопределение. Единственное объяснение заключается в страхе нарушить сложившийся статус кво. Подобно ситуации с британцами и Израилем, мир снова боится столкнуться с массой проблем, исходящих от этого региона. Но они никак не могут понять, что проблемы в этом регионе существуют и будут усугубляться только потому, что мир не может принять решение и поступить правильно, не оглядываясь на возможные последствия.


США стали самостоятельным государством в тот момент, когда люди осознали, что они больше не являются британцами. Теперь мир должен понять, что курды — не иракцы. К тому времени, как эта статья будет опубликована, референдум уже будет завершен, и большинство уже выскажет свое мнение. Теперь США и весь мир должны предоставить курдам то право, которым они сами когда-то воспользовались.


Американцы понимают, что пришло время позволить людям обрести свободу. И правительство тоже скоро это поймет.

 

Пол Дэвис — офицер военной разведки США в отставке и бывший аналитик, специализировавшийся на Советском Союзе. В настоящее время он является консультантом американского разведывательного сообщества, специализирующимся на Ближнем Востоке. Он также является президентом консалтинговой фирмы JANUS Think в Вашингтоне.

Запрещенные в России организации