Бывший госсекретарь США Дин Ачесон написал знаменитые мемуары «Присутствие при создании» (Present at the Creation) о рождении послевоенного мирового порядка — того, с которого начались шестьдесят лет безопасности и роста для множества людей. Сейчас американцы пришли к такому же моменту быстрых перемен — и внутри страны, и за ее пределами. Работу многих институтов нужно переосмыслить. Но сегодня любая книга о Вашингтоне получила бы название «Отсутствие при создании».


Разумеется, одним из наиболее циничных, безответственных актов правления в моей жизни была попытка президента Трампа и Республиканской партии пропихнуть трансформацию американской системы здравоохранения — без экспертных слушаний, независимого анализа затрат и прибыли и без подготовки общественности. Все что угодно — только бы стереть наследие Барака Обамы, чтобы удовлетворить нескольких доноров миллиардера и «базу» — до такой степени опьяненную Fox News, что ее члены даже не понимают, что в итоге пострадают больше всех.


Демократы — отнюдь не пожарный шланг, бьющий новыми идеями, но они уважают науку и достаточно ответственны, чтобы не играть с большими системами, не изучив их. Не как Трамп. Он вышел из Парижского климатического соглашения, не проконсультировавшись ни с кем из ученых — и никто из республиканцев не протестовал. Подумайте об этом.


Этот провал сейчас особенно актуален, потому что «изменения климата» — верная аналитическая основа для размышлений о том, как формировать сегодняшнюю политику. Почему? Потому что мы переживаем сразу три климатических изменения:


Мы переживаем изменения самого климата — разрушительные метеорологические явления постоянно усиливаются.


Мы переживаем изменения в «климате» глобализации — переход от взаимосвязанного мира к взаимозависимому, от мира стен до мира, где вы строите богатство на связях с потоками идей, новаторов и предпринимателей. В этом мире связи ведут к процветанию, а изоляция — к бедности. Мы разбогатели, будучи «Соединенными Штатами», а не «Америкой прежде всего».


Наконец, мы переживаем изменение «климата» технологий и работы. Мы переходим в мир, где компьютеры и алгоритмы могут анализировать (выявлять ранее скрытые шаблоны); оптимизировать (каждую милю указывать самолету на какой высоте лететь, чтобы максимально рационально использовать топливо); предрекать (сообщать вам, когда сломается лифт или что скорее всего возьмет ваш покупатель); настраивать (задавать параметры для любого продукта или сервиса только под вас); оцифровывать и автоматизировать все больше и больше продуктов и сервисов. Любая компания, которая не задействует все шесть элементов, столкнется с большими трудностями, и это меняет каждый вид работы и промышленности.


Что нужно делать, когда меняется климат? Адаптация — так ваши граждане могут получить максимум от этих перемен и смягчить последствия худшего. Адаптация должна произойти на индивидуальном, общинном и национальном уровнях.


На индивидуальном уровне единственным и важнейшим способом адаптации является пожизненное обучение — так вы сможете постоянно повышать свою ценность, независимо от того, что могут делать машины и алгоритмы.


«Когда работа была предсказуемой, а скорость изменений была относительно постоянной, подготовка к работе просто требовала упорядоченности и переноса существующих знаний и заданных навыков для создания стабильной готовой рабочей силы, — объясняет консультант по вопросам образования Хезер Макгоун. — Теперь, когда перемены происходят быстрее, из-за сочетания экспоненциального роста технологий и глобализации, обучение больше не может выглядеть как определенная доза образования, принятая в первую треть жизни». Во времена ускорения движения «новый набор навыков — гибкий разум, который ценит само изучение больше знания».


На уровне сообщества, процветающие американские общины строят то, что я называю сложным адаптивными коалициями. Туда входят местные предприятия, активно участвующие в формировании набора навыков, которым обучают в государственных школах и колледжах при поддержке групп филантропов, которые в свою очередь предоставляют дополнительные возможности для обучения и стажировки. Затем местные власти поддерживают эти коалиции и нанимают рекрутеров, чтобы те шли в мир и искали инвесторов для их местных активов.


Эти индивидуальные и общинные стратегии адаптации диктуют национальные программы, которые вы хотите: настолько мобильна система медицинской помощи, чтоб вы могли легко переходить с работы на работу; бесплатное или не облагаемое налогом обучение, чтобы люди могли себе позволить учиться всю жизнь; снижение налогов для корпораций и рабочих, чтобы стимулировать создание рабочих мест, полагаясь вместо этого на налоги на выбросы углекислого газа, который повышает доходы и смягчает дорогостоящие изменения климата; а также настолько открыты иммиграционная и торговая политика, потому что во времена ускорения самая открытая страна получит сигналы о переменах и привлечет самых умных предпринимателей, которые запустят новые компании.


Это было неудачное время выбрать президентом Дональда Трампа. Очень неудачное время заполучить как главу государства того, кто устраивает расистскую травлю, отрицает науку и разделяет нас. Его невозможно игнорировать, но при этом реагировать на его ежедневные выходки — глупо. От этого наше общество становится менее сосредоточенным на проблемах адаптации, а они уже на носу.