Резкий рост напряженности на Корейском полуострове — это в первую очередь дело рук России. Москва помогла Пхеньяну развивать ракетную программу, а сейчас настраивает Ким Чен Ына против Америки и ее азиатских союзников.


Когда Дональд Трамп в своей флоридской резиденции делал серьезное геополитическое предложение Си Цзиньпину, он, пожалуй, еще не осознавал, что те времена, когда давление на Северную Корею можно было оказать, договорившись с одним Китаем, давно ушли в прошлое. Проблему под названием «Ким и его ракеты», которая вышла сейчас на первый план в американской внешней политике, уже невозможно решить без участия России. В последние годы Владимир Путин приложил достаточно много усилий для восстановления тесных отношений с Пхеньяном. Задачу упростил Обама, который совершенно не интересовался корейским вопросом.


Сейчас хозяин Кремля хочет по примеру Сирии превратить Корею в свой козырь на переговорах с американцами. Политика Москвы в отношении режима Кима, а также конфликта вокруг ракетной и ядерной программы Корейской Народно-Демократической Республики исходит как минимум из трех мотивов. Во-первых, Путин (примерно, как в Сирии) хочет любой ценой показать, что Москва может быть куда лучшим переговорщиком, чем Вашингтон. Во-вторых, Кремль стремится убедить россиян, что их страна остается великой державой (свою роль играют в этом приближающиеся выборы). В-третьих, Россия надеется возглавить группу государств, недовольных доминированием США.


«Иностранные провокаторы»


Весной этого года после первого удачного испытания ракеты, способной достичь острова Гуам, Белый дом предположил, что раз она оказалась так близко от российской территории и упала примерно в 100 километрах к югу от Владивостока, Кремль вряд ли этому обрадовался. Как было на самом деле? Путин ответил быстро и сделал это в Пекине, где он находился с визитом. Конечно, прозвучали ритуальные заверения в том, что Москва выступает против распространения ядерного оружия, но одновременно российский президент заявил: «Нам нужно возвращаться к диалогу с КНДР, прекратить ее запугивать и найти способы мирного решения этих проблем». Он даже не пытался сделать вид, что занимает нейтральную позицию, как, например, глава китайского МИД, который призвал все стороны отказаться от опасных заявлений и шагов.


Если Пекин старается предстать в роли переговорщика и примирителя, Кремль обвиняет в эскалации напряженности США, делая вид, будто он не замечает агрессивных и провокационных шагов КНДР. Чего добивается Кремль и какую позицию он занимает в отношении корейского кризиса, стало ясно из выступления секретаря Совбеза РФ Николая Патрушева на международной конференции по безопасности, которая прошла в конце апреля в Москве. Бывший директор ФСБ говорил там об иностранных провокаторах, которые подталкивают обе Кореи к братоубийственной войне. Что это за «провокаторы», догадаться не сложно: Патрушев известен как лидер антиамериканского крыла российской правящей команды. Вопреки появляющимся время от времени официальным заявлениям, Кремль вовсе не пугают ядерные амбиции Ким Чен Ына. При этом всего 39% россиян считают, что ядерное оружие КНДР угрожает безопасности их страны, а 52% придерживаются противоположного мнения.

В таких настроениях нет ничего удивительного: в последний раз отношения между Россией и Северной Кореей были настолько же хорошими в 1980-х годах. Именно Россию Ким Чен Ын в прошлый раз первой поздравил с наступлением Нового года по лунному календарю. Вторым был Китай, хотя он остается единственным серьезным экономическим партнером КНДР. Однако экономика не занимает в приоритетах Кима первого места, ведь в его стране правит идеология чучхе, которая предписывает опираться на собственные силы. После прихода к власти Ким Чен Ын избрал курс на снижение зависимости северокорейской экономики от Китая, претворению в жизнь которого способствовало укрепление экономических отношений с Россией.


В 1970-1980-х годах главным экономическим партнером Северной Кореи был СССР (на его долю приходилось 53% внешней торговли КНДР), а в 1990 году объем товарооборота достиг рекордной отметки в 2,2 миллиарда долларов. Потом произошел крах, связанный с распадом СССР и уходом России с многих фронтов глобального соперничества с Америкой. При Путине ситуация (по крайней мере в сфере торговли) осталась прежней: объем товарооборота не превышал 100 миллионов долларов в год, а в последнее время начал даже снижаться: в 2013 году он составил 112,78 миллиона долларов, а в 2016 — всего 76,9 миллиона.


Изменения начались только в этом году: товарооборот в первом квартале вырос вдвое по сравнению с аналогичным периодом прошлого года и составил 31,4 миллиона долларов. Российское руководство объясняет это увеличением объема экспорта нефтепродуктов в Северную Корею. Москва стремится также ослабить изоляцию КНДР. В 2013 году россияне закончили модернизацию железнодорожной ветки, связывающей обе страны, а в этом году открыли морской маршрут Владивосток — Раджин. В мае 2014 года спустя всего два месяца после аннексии Крыма, когда Запад начал вводить против России санкции, Путин списал КНДР 90% долга, размер которого составляет 11 миллиардов долларов и равняется годовому ВВП этого государства. Оставшаяся часть будет использована при реализации совместных проектов. В том же 2014 году Россия поставила Пхеньяну в виде гуманитарной помощи 50 000 тонн зерна.


Негласный союзник


Официально Россия соблюдает санкции ООН в отношении режима Кима и даже регулярно голосует за них в Совбезе (стараясь вместе с Китаем каждый раз их смягчить). Как выглядит ситуация в реальности? В марте этого года Москва отчиталась перед ООН, что она придерживается санкционного режима, а сама в то же самое время заключила с Пхеньяном договор, который позволит ему отправить на работу в Россию еще больше своих граждан. Количество корейцев, работающих в трудовых лагерях на российском Дальнем Востоке, за последние семь лет увеличилось с 21 тысячи до 50 тысяч человек. Москва, в свою очередь, поставляет Пхеньяну нефть и топливо.


Каждый год в Северную Корею попадает 300 тысяч тонн российских нефтепродуктов. Обслуживанием сделок занимаются посредники из Сингапура. Танкеры, идущие из Владивостока и Находки, предназначаются по документам Китаю, но попадают в итоге в северокорейские порты.


Но самое главное не это, а то, что путинская Россия стоит за успехами ракетной программы КНДР. В 2001 году два государства подписали договор о военных отношениях и сотрудничестве в сфере ВПК. Плодом этого взаимодействия стала ракета «Хвасон-10», созданная на базе советской Р-27. Испытания, правда, прошли не очень успешно, но полученные технологии позволили корейцам создать более совершенную модель. Ракета «Хвасон-12», испытания которой состоялись в мае, способна преодолеть 4 000 километров и нанести удар по острову Гуам. В июле северокорейский режим провел успешный запуск ракет «Хвасон-14», которые представляют угрозу для континентальной части США.


Благодаря помощи Москвы Пхеньян смог настолько увеличить свою ударную силу, что в случае развязываний войны кровавый конфликт охватит весь Дальний Восток. Почему Путин тайно поддерживает КНДР? Экономических причин у него на это нет. Кремль руководствуется исключительно политическими и военными мотивами, а их фундамент — это враждебность по отношению к Америке. Россия, как и Китай, хочет сохранить буфер, который защищает ее Дальний Восток от американских баз, расположенных в Южной Корее. Кроме того, Москву тревожит усиление союзников Вашингтона. В частности, Япония планирует разместить у себя комплексы ПРО Aegis Ashore и новейший американский противоракетный комплекс THAA. Эти вооружения призваны защитить страну от Пхеньяна, однако, у Токио до сих пор остается неразрешенный территориальный спор с Россией…


Какие бы заявления ни делал Путин на тему ядерных амбиций КНДР, понятно, что он хочет видеть ее сильной в военном плане страной. Ким, в свою очередь, знает, что его существование зависит от того, будут ли Москва и Пекин считать Северную Корею незаменимым фактором сдерживания США. Это значит, что открытая война диктатору не нужна. Если она разразится, союзники, которые не хотят боевых действий у своих границ, перестанут в нем нуждаться. Кремль заинтересован только в том, чтобы существовал реальный риск возникновения конфликта, ведь ядерная гроза — это то, что позволит ему сблизиться с США. Москва могла бы, как в Сирии, предложить Дональду Трампу какую-то помощь на Дальнем Востоке, и получить взамен какие-то уступки в Европе, например, в вопросе Украины.


Сначала, однако, россиянам придется убедить Вашингтон, что они могут стать переговорщиками, на которых можно положиться. Российское руководство недавно пригласило на встречу специального представителя США по Северной Корее. Россияне надеялись, что им удастся обсудить перспективу диалога с Пхеньяном. Американец, который вначале принял приглашение, отказался от поездки. Практически одновременно Москва направила приглашение главе отдела американских отношений в МИД КНДР Чо Сон Ху.


Если у России получится взять на себя роль важного игрока в решении северокорейского вопроса, она сможет использовать этот козырь в других делах. Но пока Вашингтон не хочет слышать о диалоге с Пхеньяном, а тем более — соглашаться на посредничество Москвы. У него еще остаются инструменты: военные угрозы и санкции ООН. Проблема в том, что на санкции Россия может наложить вето. Решится ли тогда Трамп начать войну, которая, по всей видимости, станет ядерной?