Томас Шеннон (Thomas Shannon) является одним из ведущих специалистов по Латинской Америке в Госдепартаменте. Профессиональный дипломат, посол, замгоссекретаря при Джордже Буше, Бараке Обаме и Дональде Трампе. С проблематикой стран Западного полушария он знаком не понаслышке. Обладая таким багажом знаний, он говорит сдержанно, но твердо по поводу Венесуэлы, Кубы, стене на границе с Мексикой, незаконных мигрантах и самом Трампе. Шэннон только что принимал участие в нью-йоркском Форуме по глобальной экономике, организованном Испано-американской торговой палатой и газетой El País.


El País: Президент Трамп хочет построить стену на границу с Мексикой, причем за счет мексиканцев. В широких кругах мексиканской общественности это воспринимается как агрессия.


Томас Шэннон:
Президент рассматривает это не как акт агрессии, а как способ обезопасить американский народ, который после десятилетий незаконной иммиграции должен иметь возможность знать, кто въезжает в США и зачем. Это не запрет на въезд мигрантов, просто мы хотим обезопасить наши границы и сделать миграцию упорядоченной, безопасной и предсказуемой. Впрочем, по данному вопросу идут споры в Конгрессе США.


— Президент обратился с просьбой к Конгрессу профинансировать строительство стены с Мексикой в обмен на упорядочение положения дел в сфере иммиграции.


— Сам президент Трамп высказал свое уважение к мигрантам. Но, повторяю, нам всем нужна последовательная политика. Если нет поддержки Конгресса, если мы управляем на основании указа, то все действия исполнительной власти могут быть аннулированы следующей командой. Наша система заставляет искать соглашения по наиболее важным политическим вопросам. Если нам нужна стратегия в вопросах миграции, то именно Конгресс должен стремиться к заключению соглашения. Президент выбрал правильный путь, заставляя Конгресс предпринимать необходимые меры.


— А как обстоят дела с Договором о свободной торговле в Северной Америке? Что будет, если переговоры не дадут желаемого результата?


— За десятилетия существования Договора образовались важные цепочки ценностей, которые действительно связывают между собой рынки Северной Америки. И разорвать их крайне сложно. Поэтому у трех стран есть серьезные основания, чтобы возобновить переговоры, и вести их серьезно, с прицелом на успех.


— Венесуэла представляет собой самую горячую точку в Латинской Америке. После объявления санкций, каков будет следующий шаг США?


— Надо будет посмотреть, как пройдут выборы в местные органы власти. Они могут стать еще одним фактором, который заставит правительство сесть за стол переговоров и вместе с оппозицией искать мирного и демократического пути выхода из кризиса. Наша политика и санкции направлены на то, чтобы заставить правительство пойти на соглашение с оппозицией. Образно говоря, когда плавят сталь, в котле должна быть очень высокая температура. Однако, в конце концов сами венесуэльцы должны выработать какое-то решение. Бывший председатель правительства Испании Хосе Луис Родригес Сапатеро заявил, что проблема Венесуэлы состоит в том, что примирить разные точки зрения. А председатель Национальной ассамблеи Хулио Борхес (Julio Borges) однажды заявил, что венесуэльцы сами должны решить, хотят они примириться или драться.


— Но президент США не исключает и военного решения вопроса.


— Президент провел ряд совещаний и телефонных переговоров со всеми главами государств Западного полушария, и они отметили важность невмешательства. Президент указывает на то, что терпение континента имеет свой предел. Речь идет не об угрозе, а о том, что Венесуэла слишком крупная страна, чтобы оставить ее плыть по воле волн в течение долгих лет. Венесуэльский народ проявил твердость и силу, чтобы преодолеть серьезные невзгоды, и это позволило стране пережить нехватку продовольствия и товаров первой необходимости, которая в других местах привела бы к взрыву. Но было бы ошибочно думать, что терпение и сдержанность венесуэльского народа равнозначны апатии. Это не так. Страна требует разрешения своего политического кризиса.


— Существует ли опасность военного переворота?


— После 1958 года Вооруженные Силы Венесуэлы не вмешивались во внутриполитические дела. И очень важно, чтобы при всех тех проблемах, с которыми они сталкиваются, включая обвинения в коррупции, они соблюдали конституционные нормы.


— Еще одна кризисная ситуация случилась на Кубе. Почему вы выслали кубинских дипломатов в связи с акустическим воздействием, если не уверены в их виновности?


— Мы были вынуждены выслать кубинских дипломатов, чтобы подчеркнуть важность проблемы. На 21 сотрудника нашего посольства было совершено около 50 акустических атак. И все это произошло в стране, которая контролирует передвижения наших дипломатов. Да, действительно, нам не удалось установить виновных, но ведь Куба несет ответственность за самочувствие и безопасность дипломатов. В таком государстве как Куба, с такой службой безопасности как у него, которая следит за нашими сотрудниками, они должны быть в курсе того, что происходит. И вряд ли они этого не знают.


— И кто бы это мог быть?


— Мы этого не знаем.


— В феврале следующего года Рауль Кастро оставляет свой пост. Вы опасаетесь каких-то перемен в отношении США?


— Если почитать последнее выступление вице-президента Мигеля Диаса-Канеля (Miguel Díaz-Canel), то можно заметить, что оно выдержано в духе Фиделя, но также указывает и на то, что внутри Коммунистической партии существуют различные тенденции. Любой человек, который захочет прийти на смену братьям Кастро, должен будет заменить обоих. Но это внутреннее дело Кубы, мы не можем на это влиять.