В записках, которые глава центрального административного округа Берлина обнаружил в ящике для жалоб и предложений, установленном для сотрудников, он прочитал нечто отвратительное: «Они наполняют бутылки своей мочой и брызгают на нас». Или: «Они нападают на наших коллег». Якобы те же люди ранее убили лебедей, зажарили их и съели. Жалобы исходили от сотрудников ведомства по озеленению округа. «Они» — бездомные из восточной Европы, которые на протяжении многих месяцев ночуют в берлинском Тиргартене.


Штефан фон Дассель (Stephan von Dassel), мэр от партии «Зеленые», несколько месяцев назад установил анонимный почтовый ящик. Он хотел узнать, минуя инстанции, непосредственно от своих сотрудников, какие у них есть проблемы. Он ожидал получить критику и предложения по улучшению работы, но не капитуляцию. Но он прочитал, что многие садовники больше не хотят работать в парке. «А это зеленые насаждения большого города, — говорит фон Дассель о садовниках. — Иногда им приходится стричь газоны, на которых валяются обнаженные тела пьяных бродяг». Но ситуация в Тиргартене достигла невиданного масштаба.


Прежде в крупнейшем парке столицы тоже обитали несколько бездомных. Они пьянствовали в кустах, спали на парковых скамейках. Это не было большой проблемой. Если сотрудники, отвечающие за порядок, просили их уйти, они почти всегда так и делали. Но те времена прошли. Считается, что с начала тысячелетия в Берлине живут около двух тысяч бездомных, однако говорят и о том, что их число достигает почти десяти тысяч. Это оценки привокзального социального учреждения. Но точное их количество никто не знает. В настоящее время в Тиргартене речь идет о более 50 «особенно агрессивных личностях» из восточной Европы.


Тем временем парк находится под угрозой разорения. Проституция в Тиргартене тоже приобрела новый размах. Многие мигранты из Афганистана и Пакистана пытаются таким образом раздобыть деньги на наркотики. На некоторых дорожках огромной территории по ночам ходит иножество молодых мужчины, предлагающих сексуальные услуги. В июне по пути из уютного ресторана под названием Schleusenkrug к железнодорожной станции «Зоопарк» была задушена женщина — расстояние между объектами всего 350 метров. Были украдены ее телефон и бумажник. Подозреваемый, 18-летний чеченец, был обнаружен, когда спустя некоторое время он включил мобильный телефон женщины. Полиция определила его местонахождение в Варшаве. Это примечательно, потому что обычно агрессивные обитатели Тиргартена продвигаются в другом направлении.


Большинство прибыло с востока на последние несколько лет. «У нас всегда были бездомные из восточной Европы», — говорит фон Дассель, который с 2009 года был в окружном совете по социальным делам, а с прошлой осени стал мэром. С тех пор как в середине 2000-х годов новые страны вступили в ЕС, оттуда к нам прибыло больше людей. И их количество увеличилось, когда начался финансовый кризис. Но за два последних года не только возросли цифры. По словам Дасселя, основная проблема — новые грани жесткости.


Мэр оценивает расположение духа обитателей парка как «буйное». Другой калибр. По его словам, больше нет никакой общей плоскости для общения с ними, они утратили какие-либо понятия о нормах, не следят за собственной и чужой безопасностью, неважно, пожилых или молодых. Вероятно, отчасти они просто пережили более суровые времена, чем их немецкие коллеги, предполагает фон Дассель.


В Берлине эта проблема особенно хорошо заметна. Но она касается и других крупных городов; из года в год и туда прибывает все больше граждан ЕС, не имеющих крыши над головой. Просто вопрос там часто решается более самостоятельно. В мюнхенских ночлежках, которые открываются на время холодов, с ноября по апрель, за прошедшие четыре года число бездомных возросло более чем на 80%. В столице федеральной земли сообщают, что прирост происходит в основном не за счет немецких граждан ЕС. Половина родом из Румынии и Болгарии. В обоих городских зимних приютах Гамбурга в прошлую зиму 60% прибывших мужчин и женщин были родом из государств восточной и юго-восточной Европы — почти все из Польши, Румынии и Болгарии.


С 2009 года количество необходимых на зиму кроватей увеличилось в пять раз. За последние два года количество бездомных выходцев из восточной Европы заметно возросло и в Лейпциге. В Кельне национальность обитателей зимних приютов не регистрируется, но, по оценкам служб, отвечающих за обеспечение общественного порядка, и на Рейне появляется все больше иностранных бездомных. В местах, в которых часто останавливаются бездомные, с иностранцами часто возникают проблемы.


У них нет больше денег и им стыдно


Во многих крупных городах республики ведомства уже давно отдельно занимаются проблемой иностранных бездомных. Например, в Мюнхене для них есть консультационный пункт, кафе с информационным центром, а ткже проект для бездомных семей иммигрантов. В Гамбурге существуют шесть консультационных центров для иностранцев из ЕС. Целью этих усилий является возвращение граждан ЕС на их родину потому что шансы на возвращение к нормальной жизни здесь сомнительны. Власти воздействуют с помощью бесед и бесплатных билетов на автобус. Уже три автобуса с жителями восточной Европы покинули Нойкельн в этом году.


Но высылка, которой недавно требовал фон Доссель, не решение проблемы. Потому что как граждане Европейского союза поляки, румыны и болгары пользуются свободой передвижения. При том, что право на пребывание в Германии для граждан Союза зависит от рабочего места с обязательным социальным страхованием. Но даже тот, у кого нет работы, может остаться в Германии, чтобы ее найти. Затраты на пребывание должны нести сами иностранцы. Если поиск работы остался безуспешным, право на пребывание утрачивается и гражданин должен выехать обратно. Прав на социальные льготы нет, размещение за счет общества невозможно. Но тот, кто выехал, может сразу же снова въехать и снова три месяца искать работу.


То, что такое большое количество иностранных бездомных живет в немецких городах, имеет различные причины. Важную роль играет превосходное экономическое положение федеративной республики. Некоторые прибывают сюда вовсе не как бездомные, что затрудняет возвращение: у них больше нет денег и им стыдно. Большое количество состоятельных туристов вносит свой вклад, выходцы из восточной Европы надеются на их пожертвования. И решающее значение имеет относительно гуманное обращение законодателей и органов безопасности с иностранцами. Например, Венгрия четыре года назад запретила бездомность де-факто.


В Германии полиция в основном не трогает попрошаек и алкоголиков, которые не доставляют неприятностей. Только те, кто выставляет напоказ раны, удерживает прохожих или попрошайничает с детьми, здесь сталкиваются с проблемами. И все же вряд ли легче быть бездомным в стране, языком которой не владеешь, и в которой не ориентируешься, как у себя на родине. С климатической точки зрения, Мюнхен и Бухарест мало отличаются зимой. Почему же тогда выходцы из восточной Европы не едут в Испанию или Италию, где они могли бы чувствовать себя так же хорошо?


Что отличает Германию почти от всех соседних стран, так это возвращаемый залог за упаковку. Многие страны ЕС собирают залог на бутылки, подлежащие переработке. Но Германия и Австрия — единственные центральноевропейские члены ЕС, в которых за одноразовые банки и бутылки взимается существенная сумма. Это важное отличие для бездомных. Ведь благодаря сбору пустой тары в городе они могут круглый год получать независимый доход, не зная языка и местности, без образования или особых навыков.