«Мы едем в Россию! Мы едем в Россию!» — такие крики раздались из телевизоров, когда футбольная сборная Польша одержала победу над командой Черногории. Это были отнюдь не вопли ужаса людей, которых вывозят вглубь этой страны, а радостные и даже наполненные ликующими нотками восклицания. Откуда взялся этот тон, эта радость по поводу поездки в Россию, да еще на том же самом телеканале, который еще несколькими минутами ранее рассказывал, что Москва — это наш враг, который только и мечтает нас завоевать или хотя бы прислать к нам «зеленых человечков» в рамках так называемой гибридной войны? Между двумя этими дискурсами есть непреодолимое противоречие, значит, в каком-то из них есть фальшь.

 

Но в каком именно? Радостные крики производили впечатление спонтанных, а об исходящих со стороны России угрозах рассказывала телеведущая Данута Холецка (Danuta Holecka), которая транслирует новости и мнения, утвержденные как минимум одной высшей инстанцией (а, возможно и несколькими), то есть в данном случае ни о какой спонтанности речи не шло. В этой ситуации более «настоящей» кажется радость, ведь ее сложно симулировать даже за деньги. Допустим, но неужели она все равно не кажется подозрительной?

 

«Совершенно нормально не говорить с бандитами, не приглашать их к себе и не ходить к ним в гости. Ведь с кем поведешься, от того наберешься», — предупреждал певец Казик Сташевский (Kazik Staszewski) в своей песне «Лысый едет в Москву». А мы не просто «едем в Москву», но и преисполняемся радости, гордости и надежд по поводу этой поездки. Надежд на что? На то, что футболисты сделают Польшу сильной? Но ведь их успехи на чемпионате ни на что не повлияют, разве что приведут нас в минутное состояние эйфории.


Надежды, судя по всему, связаны именно с этой эйфорией, после которой может наступить тяжелое отрезвление, ведь чего еще ждать от этого преходящего чувства? Видимо, ради скоротечного восторга мы готовы проигнорировать мудрые предостережения Сташевского, звучавшие в его песне. Мы готовы не только «приглашать бандитов к себе», но и рисковать превратиться в таких, как они. Но что это будет для нас означать?


Это все еще ничего, гораздо любопытнее выглядит статус сборной Сирии. Как известно, на территории этой страны разворачивается война за мир и демократию, но война — одно дело, а футбол — совсем другое. У сирийцев есть своя футбольная сборная, но кого она представляет: тирана или воюющих с ним «безоружных мирных жителей»? Вариант, что она представляет зловещее Исламское государство (запрещенная в РФ организация — прим. ред.), которое не идентифицирует себя с Сирией, а просто действует на территории этой страны, пожалуй, отпадает.


Команда Сирии не вышла в финальный этап чемпионата, но если бы ей это удалось, она могла бы встретиться на поле даже с Польшей, и никто не стал бы особенно удивляться, что сирийцы как ни в чем не бывало играют в футбол, хотя в их стране бушует война, а беженцы оттуда массово бегут в Европу.


Судя по всему, в наше время индустрия развлечений стала важнее войны или мира, ведь Обожаемые Вожди делают все возможное, чтобы стереть границу между сном и явью, а функционеры из ФИФА не только, как говорят, умеют превозносить одних и предавать забвению других, но и начинают вести себя, как властители земного шара.