«Привет, Хабаровск!» — Алексей Навальный, лидер российской оппозиции и потенциальный кандидат в президенты, кричит в микрофон, приветствуя толпу молодежи с импровизированной трибуны на окраине этого дальневосточного города. За его спиной вырисовываются очертания памятника советскому партизану, воевавшему с врагами после победы революции. Несколько тысяч участников митинга, в руках которых мелькают красные надувные шары и баннеры с надписями «Навальный 20!8», ликуют. Проведя восемь митингов по всей стране, кандидат охрип, но он полон энтузиазма.

 

Этот митинг — крупнейший в Хабаровске за последние годы — мог бы вписаться в американскую президентскую кампанию. Да и Навальный — высокий и харизматичный — выглядит соответственно. Избирательная политика России давно нейтрализована и обезличена президентом Владимиром Путиным, который решает, кому можно, а кому нельзя выдвигать свою кандидатуру. А население выступает в роли телезрителей, практически не имеющих права голоса и почти не влияющих на содержание шоу. Проводимая Навальным кампания потенциально может это изменить.

 

До президентских выборов в России остается пять месяцев, и Владимира Путина, находящегося у власти с 2000 года, почти наверняка переизберут. Алексей Навальный ведет предвыборную кампанию. Однако Кремль заявляет, что тот не имеет права участвовать в выборах, поскольку в 2013 году был осужден по обвинению (сфабрикованному) в присвоении денег, за что получил условное наказание. Ни эта несправедливость, ни то, что государственные СМИ игнорируют проводимую им кампанию, не остановили Навального, который не подчиняется правилам, установленным режимом. Как он заявляет, политика — это уже не то, что решает Кремль, а то, что происходит на улицах.

 

В качестве напоминания об этих правилах второго октября, менее чем через неделю после поездки по Дальнему Востоку, Навального и руководителя его избирательного штаба арестовали и посадили в тюрьму на 20 дней. Цель состояла в том, чтобы помешать ему в организации несанкционированного митинга, который он призывал провести седьмого октября, в день рождения Владимира Путина, в Санкт-Петербурге, родном городе президента. Однако в указанный день тысячи протестующих вышли на улицы Санкт-Петербурга, Москвы и других городов, скандируя: «Россия — без Путина». В толпе в основном были молодые люди с нарисованными на лицах российскими флагами или логотипом в виде большой буквой «Н». «Будем говорить честно, — говорит 20-летний сторонник Навального Даниил Холодный. — Он — единственная альтернатива».

 

Навальный излучает оптимизм. Его требования кажутся простыми — дать себе и и другим кандидатам возможность принять участие в конкурентной борьбе на выборах и положить конец преследованиям в отношении активистов и наблюдателей за выборами. Однако такая конкуренция стала бы угрозой для Путина, рейтинг которого, составляющий 83%, держится на убеждении, подкрепляемом государственной пропагандой, согласно которому альтернативы ему как президенту нет. Опасность регистрации Навального в качестве кандидата заключается не в том, что он победит, а в том, что он развеет этот миф. Даже выступив на телевидении, Навальный нанес бы путинскому режиму серьезный ущерб.

 

Стараниями государственной пропаганды у большинства россиян сложилось негативное впечатление о Навальном. Но цель его кампании — не столько завоевать симпатии избирателей, сколько излечить их от внушенного им чувства беспомощности. «Кто наш главный враг?», — спрашивает он у толпы, собравшейся на митинге в Хабаровске. «Путин, коррупция», — кричат ему в ответ. «Нет, Путина и коррупцию победить легко, — отвечает он. — Наш главный враг — неверие в то, что мы что-то можем изменить».

 

За выбор

 

Алексей Навальный изображает коррупцию как форму социальной несправедливости, которой она и является. Он вызывает в людях национальные чувства как силу, необходимую для модернизации, а не упивается имперской ностальгией, как его оппонент. В 2011-2012 годы он мобилизовал людей на массовые акции протеста в Москве и Санкт-Петербурге и удачно назвал кремлевскую партию «Единая Россия» бандой «воров и жуликов». Но Путин сменил тему, аннексировав Крым и спровоцировав войну на Украине в 2014 году.

 

Сейчас Навальный вернулся, почувствовав то, что он называет отрицательной реакцией, «отстранением от войны на Украине». Эйфория после аннексии Крыма сменилась разочарованием. Навальный успешно использует то, что российское общество, особенно молодежь, постепенно начинает понимать: нынешняя система не дает им шансов на будущее. Сегодняшние протесты не столь масштабны, как пять лет назад, но по своей географии и социальному составу они значительно шире (в июне прошлого года протестами было охвачено около 140 городов — в том числе и менее богатых). Навальный создал одну из крупнейших в стране политических сетей, которая действует в 80 городах при содействии 160 тысяч добровольцев. «Мы не знаем, что с ними со всеми делать», — говорит он.

 

Его кампания финансируется за счет небольших взносов, и в его митингах всегда участвуют толпы людей. В отличие от многих российских либералов более старшего поколения, Навальный не жалуется на отсутствие доступа к государственному телевидению. Зато он создал медиа-сеть в интернете. Его канал на YouTube осуществляет вещание несколько раз в день и имеет около полутора миллионов подписчиков. «Мы не боремся за поддержку всего населения», — говорит он. Историю меняют «3%-5% людей, которые политически активны и могут выходить на улицы». Его считают легитимным кандидатом не только преданные сторонники. Такого мнения придерживаются и оппортунистические региональные элиты.

 

Когда после митинга на Дальнем Востоке Навальный в сопровождении ближайших соратников и двух телохранителей зашел в дорогой ресторан, его встретили как знаменитость, а не как смутьяна. Молодая официантка подробно расспрашивала его о планах по борьбе с коррупцией. Два предпринимателя, которые раньше голосовали за Путина, подошли к нему с вопросами о торговых пошлинах. Через 10 минут оживленного разговора они пожали друг другу руки: «Вы — наш кандидат», — говорит один из бизнесменов, обещая оказать финансовую помощь штабу Навального.

 

Перед Кремлем стоит дилемма. Отказываясь зарегистрировать Алексея Навального, он рискует превратить выборы в подобие фарса. Навальный, безусловно, будет призывать людей бойкотировать выборы и выведет людей на улицы. Это, по его словам, «даст понять, что эти выборы являются показухой». Кроме того, Кремль, похоже, решил, что заключать его под стражу на длительное время было бы контрпродуктивно.

 

Есть и другие методы. Помимо физического запугивания (в апреле прокремлевские бандиты обливали Навальному лицо краской и кислотой) режим пытался маргинализировать его в идеологическом плане, выставляя то ярым ультра-националистом, то проамериканским либералом. В Хабаровске на фальшивых агитационных плакатах было написано, что ему нужны «гей-парады вместо парадов победы». Ни одна из этих пропагандистских уловок не сработала. По имеющимся сведениям, Кремль, чтобы отвлечь внимание, сейчас способствует тому, чтобы свою кандидатуру выдвинула «светская львица» и оппозиционная журналистка Ксения Собчак, имеющая семейные связи с Путиным.

 

То, что Навальный смог в этом году вывести на улицы молодежь, стало для властей «холодным душем», считает Валерий Федоров, руководитель Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), основным заказчиком которого является Кремль. Но пока, по мнению социолога, Навального воспринимают, скорее, как источник беспорядков, раздражающий фактор, чем экзистенциальную угрозу. Его тактика, считает Федоров, похожа на «партизанскую войну», а партизаны «не могут победить регулярную армию». Наверное, советский партизан, памятник которому стоял за сценой в Хабаровске, где выступал Навальный, с этим бы не согласился.