Nasz Dziennik: Можно и разумно ли в современной геополитической ситуации заниматься сокращением ядерных арсеналов?


Ромуальд Шереметьев: Сложно сказать, насколько все это реальное стремление, а насколько чисто пропагандистский шаг. Обратите внимание: на прошедшей в Москве конференции, посвященной вопросам ядерного нераспространения, глава российского МИД Сергей Лавров заявил, что с точки зрения глобальной безопасности не учитывать существующие военные технологии безответственно.


— Значит, можно сказать, что Россия игнорирует Договор о запрещении ядерного оружия?


— Договор о запрещении ядерного оружия в ООН утвердили в июле этого года. В сентябре часть стран-членов организации ратифицировала этот документ, но некоторые, в том числе Россия, делать этого не стали. Высказывание Сергея Лаврова может свидетельствовать о том, что Москва ведет какую-то игру, возможно, вписанную в контекст напряженности, создавшейся в связи с событиями на Корейском полуострове и действиями Ким Чен Ына, который угрожает применить ядерное оружие. Так или иначе, на мой взгляд, эту тему следует рассматривать на фоне игры, которую ведут россияне.


— Но, возможно, Лавров прав, и избавляться от ядерного потенциала в ситуации, когда таким оружием и ракетами для его доставки обладает неуравновешенный Ким Чен Ын, неразумно?


— В создавшейся ситуации следует задаться вопросом: располагают ли США таким количеством обычных вооружений, какого будет достаточно для противостояния стране, обладающей ядерным оружием? Я считаю, что да. Тогда встает следующий вопрос: смогут и захотят ли американцы в случае необходимости использовать такого рода средства? Это была бы масштабная военная операция со всеми ее последствиями, которую сложно себе вообразить.


— Разумно ли нападать при помощи обычных вооружений на страну, у которой есть ядерный потенциал?


— Тема применения Северной Кореей ядерного оружия не так проста. Чтобы его применить, нужны средства доставки, например, ракеты или разного рода воздушные суда. Можно представить себе такую ситуацию, когда сторона, обладающая эффективной спутниковой разведкой, сможет в случае возникновения прямой угрозы оперативно провести упреждающую атаку и нанести удар (при помощи авиации или ракет, оснащенных обычными боеголовками) по базам противника, на которых находятся его средства для доставки ядерного оружия. Таким образом, он лишится возможности их использовать.


— Достаточно ли внимательно США, которые считаются гарантом мировой безопасности, следят за действиями Северной Кореи и проводящимися там ядерными испытаниями?


— Этого мы, конечно, не знаем, но я надеюсь, что да. Следить за действиями Пхеньяна следует в первую очередь Южной Корее, которой из-за ее географического положения опасность угрожает в первую очередь. Союзнические отношения Сеула, Вашингтона и Токио позволяют надеяться, что наблюдение за шагами северокорейского режима ведется в постоянном режиме.


— Договор ООН о запрещении ядерного оружия проигнорировала в июле не только Россия, но и другие ядерные державы: Соединенные Штаты, Великобритания, Франция…


— Естественно, что на фоне возрастающей угрозы ядерные державы не спешат расставаться со своим арсеналом.


— Мы наблюдаем новую холодную войну между востоком и западом?


— Эпоха затишья и относительного мира подошла к концу, сегодня спираль гонки вооружений начала закручиваться вновь, а это, конечно, может привести к возникновению военных конфликтов и даже развязыванию мировой войны. Такой сценарий исключать нельзя. Мы не видим никаких намеков на то, что ядерные державы, в особенности Россия, готовы отказаться от своего потенциала или в целом — от того направления политики, которого Москва придерживается в своем внешнеполитическом курсе, а также закрепляет в доктринах и стратегиях.


— США, Франция и Великобритания не хотят сокращать ядерные арсеналы из-за России или наоборот?


— Сложно сказать точно. Это такое перетягивание каната, причем мы имеем дело, скорее, с игрой России, чем с реальными действиями, которые могут обернуться применением такого рода оружия. Напомню, что в вопросах, связанных с сокращением ядерных вооружений, самое главное — не слова, а реальные шаги, которые становятся эффектом переговоров между отдельными государствами, решившими подписать соответствующий договор.


Пока я не вижу признаков того, что Россия готова принять эту риторику и начать переговоры. Россияне стараются произвести впечатление на противников: продолжают «стрелять из пушки», заявляя, что у них есть ядерное оружие и они от него не откажутся. Москва может выиграть эту битву в пропагандистской плоскости. Судя по всему, она добивается именно этого.


— Какой смысл в инициативе ООН по запрету ядерного оружия, раз изначально ясно, что заинтересованные стороны все равно проигнорируют договор?


— Я думаю, на этот вопрос должны отвечать органы ООН, выступившие с такой инициативой. Конечно, политкорректность не позволяет заинтересованным сторонам прямо обвинить ООН в том, что ее проект не имеет смысла, это бы означало, что они заведомо отрицают возможность мирного решения ядерного вопроса. Мы наблюдаем двустороннюю игру, в которой Россия использует любую подворачивающуюся возможность, чтобы плести интриги.


— Как выглядит сейчас ядерный арсенал отдельных государств? Он уменьшается или, наоборот, увеличивается?


— Сейчас количество ядерных боеголовок, судя по всему, уменьшилось, однако, многие государства занимаются модернизацией своих ядерных арсеналов. В настоящий момент ядерным оружием обладают США, Россия, Великобритания, Франция, Китай, Индия, Пакистан, Израиль и Северная Корея. При этом, как показывают данные Стокгольмского института исследования проблем мира, США и Россия владеют примерно 93% мировых запасов ядерного оружия.


Такие мощные державы, как Соединенные Штаты, Великобритания или Франция не занимаются расширением своих арсеналов, а американцы стараются сохранить паритет с Россией.


Москва несколько превосходит Вашингтон в сфере стратегических ядерных вооружений, она уделяет внимание средствам для их доставки, а одновременно методично наращивает тактический ядерный потенциал. В этом кроется опасность.


— С чем она связана?


— Российская военная доктрина гласит, что Москва сохраняет за собой право применить тактическое ядерное оружие в том случае, если ее армия не сможет справиться со своими задачами при помощи обычных вооружений. Это повторение идей и принципов, действовавших в Организации Варшавского договора. Социалистический режим заслуженно ушел в прошлое, но принципы, которыми руководствуется Кремль в области применения ядерного оружия, остались прежними.


Тот факт, что Россия располагает тактическим ядерным арсеналом и продолжает его расширять, вызывает тревогу, особенно это касается безопасности нашей страны.
Следует обратить внимание, что применение такого оружия не спровоцирует конфликт мирового масштаба, поскольку, скорее всего, не затронет безопасность США. При этом его можно использовать в локальных конфликтах, с которыми россияне (особенно в последнее время) связывают надежды на восстановление своей позиции в Европе. Это основная угроза, которая исходит от России.


Тем не менее в сфере стратегических ядерных вооружений баланс сил между Вашингтоном и Москвой сохраняется. Любое их применение неизбежно приведет к катаклизму, и обе стороны это понимают. Что касается тактического ядерного оружия, у России его много (и она продолжает наращивать этот потенциал), а у США — практически нет. По приблизительным оценкам, у американцев в Европе 200 тактических боеголовок, а у россиян в целом около 6 тысяч. В этом заключается проблема. Если Вашингтон согласится на сокращение стратегического ядерного арсенала, Россия обретет перевес благодаря тактическому ядерному оружию.


— Благодарю за беседу.