Си Цзиньпин торжественно провозглашен самым влиятельным китайским лидером со времени Мао Цзэдуна, и произошло это после того, как новое политическое сочинение, подписанное его именем, было добавлено к Уставу Коммунистической партии Китая.


Этот символический шаг был сделан в последний день продолжавшегося целую неделю политического саммита в Пекине — речь идет о 19-ом съезде КПК, — на котором Си обещал возглавить вторую по размеру в мире экономику и привести ее к «новой эре» международного могущества и влияния.


На заключительной церемонии во вторник в построенном в эпоху Мао Доме народных собраний было объявлено о том, что работа Си «Мысли о социализме с китайской спецификой для новой эпохи» включена в партийный устав.


«Съезд единодушно соглашается с тем, что „Мысли" Си Цзиньпина должны стать (одним из) руководств к действию партии, содержащихся в партийной конституции», — подчеркивается в резолюции съезда Коммунистической партии Китая.


В кратком обращении к более чем 2200 делегатам Си сказал: «Сегодня мы, более 1,3 миллиарда китайцев, живем в ликовании и достоинстве. Наша страна… излучает колоссальный динамизм. Наша китайская цивилизация сияет в лучах постоянного блеска и великолепия».


«Наша партия демонстрирует сильное, твердое и живое руководство. Наша социалистическая система показывает огромную силу и энергию. Китайский народ и китайскую нацию ожидают блестящие перспективы», — добавил Си.


Некоторые видят в историческом решении о канонизации концепции Си явный намек на то, что он будет пытаться остаться у власти и после окончания своего второго — и, предположительно, последнего — пятилетнего срока в 2022 году.


А еще более ясное указание на его стремление остаться у власти должно появиться в среду утром, когда Си будет представлять новый китайский правящий совет — Постоянный комитет Политбюро ЦК КПК. Все это будет происходить во время тщательно спланированного политического театрального представления, которое, по сути, будет означать старт второго срока правления Си Цзиньпина.


Если среди членов этого комитета — он, вероятнее всего, будет состоять из шести человек — не будет явного преемника, то это станет еще одним доказательством планов Си править страной, по крайней мере, до 2027 года, а возможно, и после этого.


С момента образования Коммунистической партии Китая в 1921 году только один лидер, сам Мао, удостоился такой чести еще при жизни, и в его случае это была политическая философия под названием «Политическая теория Мао Цзэдуна», или маоизм.


Дэн Сяопин, архитектор экономический преобразований в Китае, тоже может похвастаться тем, что идеология под названием «Теория Дэн Сяопина» стала частью партийного устава, однако она была включена туда только после его смерти в 1997 году.


Билл Бишоп (Bill Bishop), издатель посвященного китайской политике бюллетеня Sinocism Newsletter, сказал, что появление «Мыслей Си Цзиньпина» подтверждает редкий уровень власти и престижа, которым пользуется создатель этого сочинения. «Это означает, что позиция Си, по сути, является непоколебимой… Если вы бросаете вызов Си, то вы бросаете вызов партии — а вы никогда не захотите действовать против партии».


Джуд Бланшетт (Jude Blanchette), эксперт в области китайской политики из расположенной в Нью-Йорке исследовательской группы New York's Conference Board, отметил: «Речь идет о сосредоточении власти, доверия, легитимности и влияния в рамках системы для того, чтобы более эффективно двигаться по тому пути, который он считает правильным для Китая».


«Если вы возвышаетесь над партией, то тогда очень сложно для всех тех, кто находится внизу, принять решение о нежелании выполнять ваши команды», — отметил он.


Бывший премьер-министр Австралии Кевин Радд (Kevin Rudd) в своей статье, опубликованной в газете Financial Times, отметил: фанфары по поводу китайского лидера — он пришел к власти в 2012 году и предполагалось, что уйдет в отставку в 2022 году, — говорят о том, что на самом деле он будет править страной в течение всего следующего десятилетия. «Пять лет назад я сказал о том, что он будет самым влиятельным китайским лидером после Дэн Сяопина. Я ошибся. Сегодня он самый влиятельный китайский лидер после Мао Цзэдуна», — подчеркнул Радд.


Однако Сьюзан Шерк (Susan Shirk), руководитель Центра XXI век Китай (21st Century China Centre) Калифорнийского университета в Сан-Диего, не согласна с попытками представить Си как всемогущего лидера в стиле Мао.


«Он, несомненно, правит страной иначе, и люди запуганы им из-за проводимой антикоррупционной кампании», — отметила она. Однако Шерк будет до тех пор воздерживается от того, чтобы назвать действия Си «настоящей диктаторской игрой», пока в среду не будет объявлен состав высшего китайского правящего совета — Постоянного комитета Политбюро.


Если членом этого комитета станет, по крайней мере, один из трех возможных преемников — Ху Чуньхуа, Чэнь Миньэр или Чжан Цинвэй, — то это будет свидетельствовать о намерении Си уйти со своего поста в 2022 году, сказала она. Но если явный преемник не появится, по это подтвердит опасения относительно того, что Си «изо всех сил стремится стать диктатором» и планирует оставаться на своем посту неопределенное время.


«После этого я буду готова назвать его диктатором. Однако пока я жду», — сказала Шерк, занимавшая пост заместителя помощника госсекретаря в администрации Билла Клинтона.


Если Си останется на своем посту за пределами двух пятилетних сроков, то он будет первым лидером, сделавшим подобный шаг после Дэн Сяопина. В соответствии с неписанными правилами руководства, введенными в 1990-х годах для обеспечения организованной передачи власти, генеральный секретарь партии не может занимать этот пост более 10 лет.


«Идея о том, что Си Цзиньпин уйдет в отставку через пять лет, представляется крайне маловероятной», — отметил Бланшетт.


В адрес Си с самого начала работы съезда Коммунистической партии Китая звучат прославляющие его хоровые песнопения.


Чень Цюаньго, партийный лидер Синьцзян-Уйгурского автономного района, назвал учение своего лидера «интеллектуально точным, провидческим и великолепным».


Баинь Чаолу, партийный босс провинции Цзилинь, пошел еще дальше. «Генеральный секретарь Си Цзиньпин является… кормчим партии, — с восторгом заявил он, используя термин, который, как известно, применялся для прославления Мао Цзэдуна.


По мнению Бланшетта, подобное проявление лояльности является «поразительным указанием на то, под каким исключительным контролем со стороны Си находится партия».


«Мы еще не достигли той точки, как это было во время Культурной революции, когда люди начинали поклоняться плоду манго, до которого дотронулся Мао Цзэдун. Однако мы, несомненно, наблюдаем движение к новому типу политики… которая многое заимствует (у эпохи Мао Цзэдуна».


По словам Бишопа, два фактора объясняют появление Си как самой значимой фигуры в современной истории Китая. Один из них связан с собственными амбициями этого 64-летнего человека. «Си — это своего рода китайский Макиавелли», выросший в революционной семье и воспитанный на рассказах о легендарном политическом маневрировании Мао. «Многое из этого материала было им хорошо усвоено», — отметил Бишоп.


Однако восхождение Си также свидетельствовало о существовании более широкого консенсуса внутри партии, в соответствии с которым сильный политик был необходим для того, чтобы избежать развала Китая по советскому сценарию. В 2012 году, накануне прихода Си к власти, Бишоп сказал: представители политической элиты Китая считают необходимым, чтобы «Си навел порядок, а если это не будет сделано, что в стране произойдет взрыв, и Коммунистическая партия перестанет существовать».


В то время часто можно было слышать такую фразу: «Си — наша последняя надежда».


Во вторник Си стал лидером «священной» миссии, целью которой является восстановление справедливого места Китая в мире. «Живя в такую великую эпоху, все мы чувствуем себя более уверенными и более гордыми, и мы чувствуем возложенный на нас огромный груз ответственности, — отметил он. — Мы должны быть смелыми и решительными для того, чтобы воспользоваться историческими успехами, достигнутыми китайским народом под руководством всех поколений китайских коммунистов, мы должны добиться новых достижений, соответствующих этой великой эпохе, и уверенно продвигаться к еще более многообещающему будущему».


В проникнутой триумфальным настроением редакционной статье, опубликованной вскоре после заключительного выступления Си официальным партийным агентством «Синьхуа», было сказано, что появление «Мыслей Си» подчеркивает тот факт, что Китай сегодня, как никогда раньше, движется к новым вершинам.


«Китай готов вновь обрести свое могущество и вновь подняться на вершину мира, — хвастливо подчеркивается в этой статье. — Те люди, которые ожидают падения Китая, будут разочарованы. Бесполезно показывать пальцем и ставить под сомнение легитимность выбранного Китаем направления движения. Настало время понять китайский путь, потому что он, несомненно, приведет к новым триумфам».


За пределами Дома народных собраний делегаты и представители общественности устроили Си овацию и поднимали большие пальцы вверх.


«Это было очень волнительно. Нам нужны новые ориентиры для новой эры, — отметил Ли Ваньцзюнь, делегат от северо-восточной провинции Цзилинь.


Линь Синюань, 35-летний специалист в области ИТ, стоявший в очереди для того, чтобы попасть на площадь Тяньаньмэнь, согласен с такой оценкой.


«Все это вдохновляет», — успел он сказать, прежде чем одетый в зеленую форму сотрудник народной вооруженной полиции Коммунистической партии Китая прервал нашу беседу, сказав при этом, что интервью в этом месте запрещены.


В работе над этой статьей принял участие Ван Чжэнь.