Север Италии хочет больше власти. Референдум, прошедший в прошлое воскресенье в Ломбардии и Венето, двух самых богатых областях страны, продемонстрировал это со всей определенностью. 95% проголосовавших граждан склоняются к автономии. Больше средств. Больше полномочий.


Два референдума со вкусом каталонского крема, на который в эти дни в Италии большой спрос. События в Каталонии вызвали невероятный резонанс. Десятки журналистов были отправлены в Барселону и Мадрид в поисках информации из первых рук. В барах Милана только и толков, что о Каталонии. Я не преувеличиваю. Итальянцам традиционно симпатичны каталонцы и Барселону в Италии очень любят, но сепаратистские настроения вызывают глубокое беспокойство в стране, объединившейся только в 1861 году и наблюдающей, как на глазах растет попасть между севером и югом.


«Лига Севера», которая стоит у власти в обеих областях, предприняла этот тактический ход, чтобы разогреть моторы в преддверии парламентских выборов весной. Несмотря на потрясения, Лига выживает благодаря мимикрии, возможной только в Италии. На севере она по-прежнему борется за автономию, а на юге завоевывает сторонников, выступая против массовой иммиграции из Ливии. «Лига Севера» действует очень эгоистично, и это придает ей шарм в стране, где главный лозунг — «справляйся сам».


Милан против Рима. Милан снова на подъеме. Милан снова стал европейской столицей Италии, пока Рим увязает в коррупции и бардаке. Без папы Франциска Рим сегодня был бы забытым городом. Пропасть между севером и югом растет.


Оба референдума были консультативными и не противоречат Конституции 1948 года. Лига — чрезмерно театральная в девяностых — научилась манипулировать основами конституционного строя. Результаты голосования сообщают: тектонические плиты Италии пришли в движение. Воодушевленный прилетевшими из Каталонии ветрами, север Италии хочет больше власти. Если «Движение пяти звезд», продвигающее референдум по евро, и мимикрирующая «Лига Севера» получат весной большинство голосов, то Евросоюз получит в лице Италии жуткую головную боль.


Барселона с 1992 года является своеобразным маяком. Кадры от первого октября произвели колоссальный эффект. «Имиджевая катастрофа без смягчающих обстоятельств» — так охарактеризовал произошедшее королевский институт «Элькано». Ее последствия пытается исправить министр иностранных дел Испании Дастис (Dastis). Каталония мощно «подсветила» референдумы в Ломбардии и Венето, добавив повод для опасений Брюсселю. В парижских кабинетах тоже забеспокоились, увидев кадры из Барселоны, грозящие развалом государства.


Между тем, Каталония превращается в системную проблему Евросоюза. Он сплотил ряды с испанским королевством, поддержал применение 155 статьи, жестко выступил против «популистского национализма» и публично размышляет о роли регионов в будущем Европы. (Жан-Клод Юнкер позавчера в Страсбурге выдвинул этот вопрос на обсуждение).


Барселонский маяк заставил разволноваться все европейские власти. Одностороннее провозглашение независимости означало бы самоубийство. Единственная героическая возможность для каталонцев — отстоять самоуправление и попытаться получше понять мир.


Секретарь по внешним вопросам Каталонии, Рауль Ромева (Raül Romeva), знает о том, что действительно происходит в Европе?

Запрещенные в России организации