Администрация Трампа запаздывает с реализацией первой части антироссийских санкций, введения которых требует закон, подписанный президентом почти три месяца назад. Нарушив первый срок, администрация сегодня сталкивается с недовольством конгресса, который готовит целую серию мер давления на нее.


Казалось бы, администрация, очутившись в центре скандала, связанного с Россией, постарается не допустить того, чтобы в ее действиях можно было усмотреть нежелание претворять в жизнь санкции против режима Владимира Путина, которые утвердил конгресс. Но к администрации Трампа это не относится. 2 августа президент Трамп подписал закон «О противодействии врагам Америки посредством санкций». Срок реализации целого ряда антироссийских санкций из этого закона истек 1 октября. Узким местом в данном случае оказался Госдепартамент, утверждающий, что он пытается работать как можно быстрее. Однако конгресс не очень-то верит администрации на слово. Высокопоставленный сотрудник конгресса США из Демократической партии рассказал мне, что в настоящее время в сенате обе партии ведут активные дискуссии, пытаясь усилить давление на администрацию. Среди предлагаемых мер письмо президенту с десятками подписей, активизация работы прессы, а также резолюция сената с критикой в адрес администрации за несоблюдение утвержденных сроков.


Определенные подвижки все-таки есть. Один высокопоставленный республиканец рассказал мне, что Госдепартамент в настоящее время в ускоренном порядке составляет список иностранных организаций и компаний, которые могут попасть под новые санкции из-за своих связей с российской оборонной промышленностью и спецслужбами. Это самый важный и сложный аспект нового закона.


В соответствии с его положениями администрация должна подвергнуть санкциям все те иностранные организации и ведомства, которые осуществляют масштабное сотрудничество с оборонной промышленностью Российской Федерации и с ее спецслужбами. Санкциям в этой связи может подвергнуться правительство Турции, которое закупает российские зенитно-ракетные комплексы С-400. Кроме того, санкции могут вскоре ввести против Саудовской Аравии, которая в этом месяце решила приобрести у Москвы те же самые комплексы.


В НАТО и в других частях мира есть важные союзники и партнеры, которым нужно дать конкретные советы и наставления, чтобы они не попали под действие закона о санкциях, сказал на прошлой неделе госсекретарь Рекс Тиллерсон.


Говорят, что у министра обороны Джеймс Мэттиса есть определенные опасения по поводу этого закона, поскольку он может помешать поставкам американского оружия в Турцию, которая является членом НАТО и союзницей США в борьбе с ИГИЛ. Администрация также заключила соглашение с Эр-Риядом на поставку оружия стоимостью более 100 миллиардов долларов. Это стало важным результатом поездки Трампа в Саудовскую Аравию.


Но составление списка и выдача рекомендаций — это лишь первый шаг. Законодатели встревожены тем, что госдепартамент планирует применять санкции лишь против двух организаций одновременно, о чем сообщил сенатор от Республиканской партии. Это ослабит эффект санкций. Кроме того, первые организации из санкционного списка могут быть подвергнуты им лишь через несколько недель.


На Капитолийском холме кампанию давления на администрацию возглавляет ведущий демократ из сенатского комитета по международным отношениям Бен Кардин, а также председатель сенатского комитета по делам вооруженных сил Джон Маккейн. На этой неделе Кардин заявил, что он может помешать Трампу вести работу по другим вопросам законодательства, дабы принудить администрацию к реализации антироссийских санкций в полном объеме.


«У нас есть слушания, есть законы об ассигнованиях, есть много чего, что позволяет нам выразить свое мнение, — сказал он. — И мы будем использовать все имеющиеся возможности». Сенатор-республиканец Боб Коркер, у которого в данный момент нет оснований защищать Белый дом и Трампа, в среду заявил, что он не знает, чем вызваны задержки с реализацией санкций: нежеланием администрации Трампа претворять их на практике или просто обычными бюрократическими проволочками и упрямством.


«Санкции очень трудно претворить в жизнь, а когда это сделано, необходимо обеспечить, чтобы не было непредусмотренных последствий, — заявил он CNN, а затем быстро добавил, — Совет национальной безопасности ждал до последней минуты, прежде чем запустить этот процесс».


Существует много слухов и предположений (без прямых доказательств) о том, что администрация Трампа тянет время, потому что не хочет ухудшать дипломатические отношения с Россией, либо потому что президент стремиться защищать Путина при любой возможности.


«Я думаю, что администрация Трампа не спешит применять антироссийские меры, — заявил в воскресенье в программе „Встреча с прессой" сенатор Линдси Грэм, когда ему задали вопрос о задержках с реализацией санкций в отношении России. — У них какое-то слепое пятно, из-за которого они не замечают Россию, и мне это до сих пор непонятно».


Главная проблема администрации Трампа не в том, когда она будет претворять в жизнь антироссийские санкции, а в том, как она будет это делать. Законодатели будут пристально наблюдать за Госдепартаментом, чтобы тот не дал шанс нарушителям закона, таким как Турция, сорваться с крючка, чтобы он не тормозил реализацию санкций, ослабляя их воздействие, и чтобы он твердо и жестко осуществлял последующие меры. Если Госдепартамент и администрация все же будут поступать таким образом, это станет доказательством того, что Трамп не намерен выполнять пожелания конгресса.


Нельзя исключать, что команда Трампа просто действует очень медленно, и в итоге все-таки накажет Россию за вмешательство в наши выборы, в чем и состоит предназначение санкций. Но начала администрация не очень хорошо, и конгресс этого так не оставит.