Не кажется ли странным предположение о том, что министр торговли Уилбур Росс (Wilbur Ross) не против журналистского расследования возможных связей между его долей в транспортной компании Navigator Holdings и Кремлем? Отвечая на вопросы BBC о судах, которые фирма Navigator Holdings сдала в лизинг российской энергетической компании «Сибур», контролируемой близкими к Кремлю и находящимися под американскими санкциями людьми, Росс казался совершенно невозмутимым. Он отметил, что санкции введены против владельцев контрольного пакета акций «Сибура», но не против самой компании, и поэтому в данной сделках нет ничего предосудительного.


Действительно, он прав, говоря о том, что санкции введены против людей, а не против компании. Однако непонятно, давал он или нет ложные показания на слушаниях при утверждении в должности. Время покажет, не придется ли ему снова отвечать на вопросы в том же самом комитете в связи с недавними разоблачениями его офшорных вкладов. Нет сомнений в том, что опытные юристы подвергли детальной проверке многочисленные инвестиции Росса перед тем, как он предстал перед сенатом. А сам Росс тщательно подбирал слова, дабы не пересечь опасную черту. Если так, то ему не о чем беспокоиться.


С другой стороны, у него могут возникнуть серьезные неприятности, если американские средства массовой информации ослабят свое внимание к России и начнут публиковать материалы об офшорных финансовых центрах, анонимных компаниях-пустышках и частных фондах, которые дают возможность транснациональным корпорациям и очень состоятельным людям типа Росса не платить в полной мере налоги и скрывать свои состояния. Если внимание СМИ и Капитолия, прикованное в настоящее время к России, начнет смещаться в сторону таинственных оффшоров, то в непрозрачной финансовой системе (которая вполне легальна, между прочим) могут появиться трещины. Если будет больше солнечного света, останется меньше мест, где можно прятать состояния, и их владельцам придется платить больше налогов. Россу вряд ли понравится такая перспектива.


Давайте ради любопытства представим себе, как секретные офшорные активы негативно влияют на нашу повседневную жизнь. Соединенные Штаты создают примерно 25% общемирового ВВП. Предположим, что аналогичный процент от тех 10 триллионов долларов, что хранятся в офшорах, контролируют американские корпорации и американские граждане. Это два с половиной триллиона долларов. Давайте также предположим, что эти два с половиной триллиона долларов ежегодно приносят 10% дохода. Таким образом, сумма этого дохода составит 250 миллиардов долларов. Ежегодные налоговые потери от этой суммы (если предположить, что налоговая ставка составляет довольно скромные 20%) равны 50 миллиардам долларов. А теперь, чтобы понять масштабы этих потерь, вспомним опубликованный недавно доклад Общества инженеров гражданского строительства США. В нем говорится, что Америке не хватает два триллиона долларов инфраструктурных инвестиций на десятилетний срок. Таким образом, если американскую долю в оффшорах обложить налогами, то Министерство финансов получит четверть от той суммы (в ежегодном выражении), которая нужна для восстановления нашей обветшавшей инфраструктуры.


Естественно, экономисты скривятся, увидев такие упрощенные и довольно примитивные расчеты, и будут правы. Но мы делаем их не ради точности. Нам просто нужна приблизительная цифра, чтобы представить себе, какие колоссальные суммы скрываются в налоговых оазисах. Попросту говоря, если обложить налогами офшорные вклады, это существенно поможет без промедлений начать восстановление наших дорог, мостов и системы общественного транспорта, которые находятся на грани краха. Это очень точное определение общественного договора: люди платят налоги и взамен получают что-то от государства. А когда немногочисленные богачи прячут свои деньги в офшорах, последствия приходится разгребать большинству.


Однако средства массовой информации сосредоточились в основном на реальных и мнимых связях Росса с Россией, и при этом они теряют из виду общую картину, если говорить словами персонажа Глубокая Глотка из фильма «Вся президентская рать». То пристальное внимание, которое уделяется теме России, вызывает исключительно важные вопросы о возможных связях между самыми влиятельными руководителями из американского правительства и людьми, которые могли внести хаос в американские президентские выборы. Но при этом в жертву приносится возможность пролить свет на системные проблемы, связанные с несправедливым налогообложением и огромными потерями денежных средств. И делается это ради разоблачения эпизодической в своей основе роли России.


Здесь нет никаких сюрпризов. Налоги — тема скучная, а русские опасны. Тема «Россия как дестабилизирующая сила» весьма интересна, поскольку в этой истории фигурируют олигархи, кипрские банки и федеральные следователи. Эта тема привлекает внимание. Добавьте сюда парочку автомобильных погонь, и вы получите голливудский трейлер в красивой упаковке (может, Ральф Файнс сыграет там Владимира Путина?). Статьи о надлежащем государственном управлении и хорошей политике вызывают скуку. Журналист, который найдет неопровержимые доказательства (если таковые вообще есть) в истории о России, получит Пулитцеровскую премию. А того, кто упрямо стремиться выставить на передний план лицемерие американской налоговой системы и умелую правовую защиту анонимных компаний-пустышек, просто одобрительно похлопают по плечу.


Утечки информации из «Райских документов» будут долго фигурировать в американских новостях, потому что за ними маячит призрак Владимира Путина и возможность того, что он помогал Дональду Трампу попасть в Белый дом. Если на «Райских документах» не будет этой сладкой глазури (как и на опубликованных ранее «Панамских документах»), эта история продержится в заголовках не более одного дня. Наверняка это вполне устраивает Уилбура Росса и тех, кто прячет свое богатство в тайных норах, вырытых в налоговых оазисах офшоров. К сожалению, хотя история о России и важна, она скрывает от нас тему офшоров — и это наносит нам большой вред.


Том Кардамон — директор вашингтонской организации Global Financial Integrity, которая борется с потоками незаконных денег по всему миру.