Перед каждой сменой в ресторане Domino's Pizza в центре Ханоя Ван Нгуен Хай (Van Nguyen Hai, 20 лет) надевает униформу цветов американского флага. Затем она встает у кассы, напротив которой на стене красуется коллекция снимков, представляющих основные вехи в истории Domino: на них изображены флаг Панамы, где в 2006 году открылся восьмитысячный филиал сети; дымящееся шоколадное пирожное в честь десерта, которое компания в том же году ввела в оборот; а также логотип телешоу The Apprentice, в котором Domino принимала участие в 2005 году, с портретом Дональда Трампа младшего в галстуке.


«То, что он приезжает во Вьетнам, для нас — большая честь, — говорит Хай о предстоящем визите президента Трампа, который намечен на 10-12 ноября. — Трамп может изменить Америку, и, если изменится Америка, изменится весь мир, и Вьетнам тоже ждут перемены».


В стране, где в 2016 году тысячи людей выстраивались на улицах, скандируя «Обама, Обама», многие вьетнамцы вроде Хай также с нетерпением ждут Трампа, который приедет на саммит Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества в Дананге и встретится с президентом Чан Дай Куангом и другими вьетнамскими официальными лицами в Ханое. На самом деле, когда в пятницу Трамп приземлится в Дананге — в аэропорту, где команды американских и вьетнамских специалистов до сих пор завершают работу по очистке загрязнения диоксином, оставленным американским агентом «оранжем» во время войны во Вьетнаме — он вступит на территорию одной из очень немногих стран на планете, где как он сам, так и возглавляемая им страна пользуются большой популярностью.


По данным исследовательского центра Пью, Вьетнам является одной из семи стран (в списке из 37 опрошенных), где большинство населения признаются в своих симпатиях Трампу: в начале этого года 58% вьетнамцев сказали, что уверены «в правильности внешнеполитического курса Трампа», и это при среднем мировом показателе в 22%. (К другим странам, где большинство населения являются сторонниками Трампа, относятся Израиль, Кения, Нигерия, Филиппины, Россия и Танзания).


Так что же эта коммунистическая страна находит в магнате недвижимости и телезвезде, который ныне служит 45-м президентом Соединенных Штатов? Сильная поддержка Трампа во Вьетнаме отчасти объясняется его собственной политикой и личностью: его жесткие высказывания в адрес Китая в период предвыборной кампании нашли отклик у вьетнамской общественности, которая с большим подозрением относится к возвышению своего северного соседа, к тому же многих привлекает богатый опыт Трампа в сфере бизнеса: головокружительный экономический рост страны в последнее время подпитывает предпринимательские мечты многих вьетнамцев. Его визита здесь с нетерпением ждут: как те, кто страстно желает воочию увидеть обожаемого лидера, так и те, кто надеется, что опасения относительно приверженности Трампа Вьетнаму немного рассеются.


До того, как стать президентом, Трамп был известен во Вьетнаме как успешный бизнесмен. По прошествии трех десятилетий после начала рыночных реформ, известных как Doi Moi, предпринимателей считают законными двигателями экономического роста; почти 20 процентов взрослого населения Вьетнама владеет собственным бизнесом; это третий по величине показатель среди 60 стран, которые охватывает глобальный мониторинг предпринимательства.


Многие из книг Трампа, в том числе «Искусство заключать сделки», «Никогда не сдавайся» и «Изувеченная Америка: как сделать Америку снова великой», были переведены на вьетнамский язык и обрели себе многих приверженцев среди тех, кто стремится найти бизнес-идеи у «великого учителя Дональда Трампа», как называет его издательство Nha Xuat Ban Tre. Конкурс «Мисс Вселенная», которым в то время владел Трамп, в 2008 году проводился в пляжном курортном городе Нячанг (хотя вместо Трампа на мероприятии присутствовал его сын Дональд). А Фам Нхат Вуонг (Pham Nhat Vuong), глава конгломерата недвижимости Vingroup и первый миллиардер Вьетнама, известен как «вьетнамский Дональд Трамп». (Подобного рода восхищение деловым чутьем Трампа наблюдается и среди амбициозных классов в Японии, Южной Корее и Китае, где на прошлой неделе Трампу был оказан отличный принят.)


20-летний основатель страницы на Facebook под названием «Вьетнамские американцы для Дональда Трампа» — более 15 тысяч подписчиков — относится к числу тех, кого привлекло бизнес-прошлое Трампа. (Он попросил сохранить анонимность, поскольку его страничка для поклонников Трампа, которую он также называет «страницей поклонников американского консерватизма», содержит некоторую критику в адрес правительства.) По мнению этого молодого человека, который называет себя «вьетнамским изгоем», Трамп олицетворяет собой лучшее, что есть в Америке: «капитализм, свободу и бога», сказал он в телефонном интервью из своего дома в Хошимине.


Если честно, Трамп не так популярен во Вьетнаме, как его предшественник: исследование центра Пью обнаружило, что поддержка Трампа на 13 процентных пунктов ниже, чем когда-то у Барака Обамы. Но даже среди тех, кто относится к Трампу настороженно, преобладает позитивный взгляд на Соединенные Штаты: по данным центра Пью, 84 процента вьетнамцев высказываются об Америке одобрительно, это самый высокий показатель среди всех опрошенных стран, который вырос на шесть процентов со времен окончания срока Обамы. «Взаимоотношения между США и Вьетнамом вступают в новую фазу» по мере того, как воспоминания о войне сменяются общими стратегическими и экономическими интересами, говорит Чан Ле Туй (Tran Le Thuy), основатель и директор Центра медиа инициатив и развития в Ханое, некоммерческой организации, которая проводит исследование вьетнамских СМИ: «Таким образом, освещение событий, происходящих в США, носит довольно позитивный характер. По сути неважно, кто там президент».


Тем не менее вьетнамцы питают надежду на то, что визит Трампа — впервые президент Соединенных Штатов приезжает во Вьетнам два года подряд — подтвердит, что американский интерес ко Вьетнаму переживет администрацию Обамы. По словам профессора Нгуен Тхи Тхан Тху (Nguyen Thi Thanh Thuy), руководителя отдела американских исследований в Ханойском университете социальных и гуманитарных наук, все ожидают, что выступление Трампа на саммите АТЭС — которое, по словам Белого дома, наметит «американскую концепцию свободного и открытого Индо-Тихоокеанского региона» — разъяснит приверженность администрации Трампа Вьетнаму.


«Я думаю, что вьетнамский народ и многие люди в других странах ожидают от Соединенных Штатов дальнейших шагов по созданию противовеса китайской политике в регионе», — говорит она.


В то время, когда Китай строит острова и военные объекты в Южно-Китайском море, Соединенные Штаты становятся для Вьетнама все более важным стратегическим партнером. Визит Обамы в 2016 году подтвердил растущие масштабы отношений, поскольку Соединенные Штаты сняли многолетний запрет на продажу оружия во Вьетнам. А предпринятый администрацией Обамы «поворот в Азию» отчасти опирался на продвижение Транс-Тихоокеанского партнерства, из которого Вьетнам мог бы извлечь весьма большую выгоду.


В свой первый полный рабочий день на посту президента Трамп, разумеется, вывел Соединенные Штаты из договора. Но он также обрушился с резкой критикой на Китай за то, что тот отнимает у американцев рабочие места, и ранее называл страну «валютным манипулятором» (слова, которые позднее взял обратно). Хоанг Фуонг (Hoang Phuong), 37-летний архитектор и гитарист кавер-группы AC/DC из Ханоя, относится к числу тех вьетнамцев, которых восхищают резкие выпады Трампа против Китая. Выдвижение Трампа в президенты поначалу несколько озадачило Фуонга; он успел прочесть несколько книг Трампа на вьетнамском языке и знал его как успешного бизнесмена, а не политика. Но он был необычайно рад победе Трампа по одной простой причине: «Он говорит, что не любит Китай».


После объявленного Трампом выхода из ТТП вьетнамское правительство в вежливой форме ответило обещанием продолжить работу по региональной экономической интеграции. Но Ле Данг Доан (Le Dang Doanh), член Комитета по политике в области развития Организации Объединенных Наций и один из ведущих вьетнамских экономистов, сказал: «Мы глубоко сожалеем о том, что президент Соединенных Штатов отказался от ТТП». Тем не менее Карлейл Тайер (Carlyle Thayer), эксперт по политике стран Юго-Восточной Азии и почетный профессор Университета Нового Южного Уэльса, говорит, что вьетнамские официальные лица не стали зацикливаться на своем разочаровании: «Они прагматики. Дело сделано». Остальные 11 стран продолжают переговоры, а Ле относится к тем, кто надеется, что эти страны достигнут окончательного соглашения на саммите АТЭС в Дананге.


Майский визит в Белый дом вьетнамского премьер-министра Нгуена Сюань Фука (Nguyen Xuan Phuc), первого из лидеров Юго-Восточной Азии, помог рассеять вьетнамские опасения того, что Трамп откажется от согласованных усилий администрации Обамы по укреплению отношений США и Вьетнама. Однако полностью неопределенность так и не исчезла. Как показала полюбовная встреча Трампа и китайского президента Си Цзиньпина в Пекине в начале этой недели, Трамп не проявляет особого интереса к противодействию Китаю в Южно-Китайском море отчасти потому, что ему нужна поддержка Китая в пресечении ядерных амбиций Северной Кореи.


И в то время как одни вьетнамцы воспринимали дерзкую кампанию Трампа в отношении Китая как обнадеживающую, даже захватывающую, других тревожили его резкие высказывания, взгляды на международные дела как на игру «кто кого» и отсутствие политического опыта. «Президент Трамп считает, что он может противостоять Китаю. Это хорошо сочетается с общим мнением простых вьетнамцев, — говорит Нго Винь Лонг (Ngo Vinh Long), профессор истории в Университете штата Мэн, который изучает политику Вьетнама и региона. — Но такое отношение вызывает опасения у многих людей, которые получили хорошее образование или работают в правительстве, потому что, по их мнению, президент Трамп может сподвигнуть Китай на что-нибудь такое, с чем не справится сам Вьетнам».


Одна из причин, по которой Трамп несмотря на все это остается здесь популярной фигурой, заключается в том, что все связанные с ним и с Соединенными Штатами события очень осторожно освещаются местными средствами массовой информации, которые находятся под строгим контролем правительства. По словам Тхуй, директора MDI, важность отношений США и Вьетнама в долгосрочной перспективе приводит к тому, что вьетнамские государственные СМИ склонны рассказывать о Трампе позитивно или нейтрально. Хотя вьетнамские газеты публикуют, к примеру, сообщения о расследовании, организованном спецпрокурором Робертом Мюллером и касающемся возможного сговора с Россией во время предвыборной кампании, а также критику Трампа со стороны сенаторов Джеффа Флэка и Боба Коркера, таких историй относительно мало. «Я считаю, что ведущие СМИ во Вьетнаме избегают освещения историй о проблемах личного характера, чтобы не оскорблять США, — говорит она. — Они не хотят нажить себе дипломатических неприятностей».


Тем не менее, по словам Тхуй, в преддверии визита Обамы в 2016 году в СМИ наблюдалось больше «аналитических статей и гораздо больше очевидно положительных ожиданий», в то время как сообщения о визите Трампа более нейтральны и основываются на фактах. (По данным MDI, в связи с визитом Трампа во вьетнамских СМИ больше всего обсуждают и подробно описывают прибытие 30 октября в ханойский аэропорт Ной-Бай Boeing C-17 Globemaster III, перевозящего бронированные лимузины для сопровождающих Трампа лиц; при Обаме о транспортных средствах тоже очень много писали).


Что же касается того, в какой степени Трамп будет взаимодействовать с вьетнамским народом и будет ли вообще, тут ожидания, кажется, ниже, чем при прошлых президентах. Визит Билла Клинтона стал важной вехой в международной интеграции Вьетнама. «Я помню, когда Билл Клинтон гулял здесь и заходил в магазины, как обычный человек», — сказала мне недавно Бак Хай (Bac Hai, 70 лет), сидя на берегу озера Хоан Кием, где Клинтон прогуливался в 2000 году. Во время президентских выборов она отдавала предпочтение Хиллари Клинтон, но пришла к выводу, что деловой опыт Трампа должен помочь ему справедливо оценить темпы развития Вьетнама со времен начала рыночных реформ в 1986 году.


В прошлом году Обама ел с Энтони Бурденом в Bun Cha Huong Lien, маленьком дешевом ресторане, где подают лапшу. Они заказали одно из самых знаковых блюд Ханоя — приготовленную на гриле свинину с рисовой лапшой и свежими травами — и этот ужин стал для местных жителей самым незабываемым моментом его визита. А ресторан — где стены украшены фотографиями Обамы и сотрудников, а в меню теперь предлагается комбо Обамы — с тех пор переживает невиданный расцвет бизнеса. «Когда Обама зашел съесть bun cha, люди специально приходили смотреть, потому что самый могущественный в мире лидер вел себя как нормальный человек, без каких-либо мер безопасности», — говорит Бак Хай.


Едва ли стоит надеяться на то, что Трамп, который сам себя называет «гермафобом», отправится в Bun Cha Huong Lien или какое-то другое заведение такого рода. Посольство США в Ханое сослалось на пресс-релиз Белого дома, в котором сообщается лишь о том, что Трамп встретится с президентом Куангом и другими высокопоставленными лидерами.


А теперь вернемся в Domino, где Ван Нгуен Хай и ее коллеги недавно обсуждали Трампа, взирающего на них с фотографии на стене. Чан Чан Фам (Tran Tran Pham, 19 лет), сказал, что Трамп представляется ему недоброжелательным, властным и не желающим работать с другими странами. Хай частично согласилась, но все же сказала, что предпочитает Обаме Трампа с его сильной и уверенной позицией. Она сказала, что немного удивлена тем, что он приезжает в Ханой, учитывая продолжительность его азиатской поездки, но возлагает на этот визит большие надежды.


«Когда Обама вышел из ресторана bun cha, он пожимал людям руки и улыбался, — говорит Хай. — Всем хотелось взглянуть на президента Соединенных Штатов. Мне действительно жалко, что тогда я не пошла на него посмотреть. Поэтому я надеюсь, что на этот раз, когда здесь будет Трамп, я смогу его увидеть».