США отмечают первую годовщину избрания президента Дональда Трампа, но вопрос, каким образом Трамп выиграл, до сих пор приковывает внимание, причём центр этого внимания всё больше смещается на роль России. Каждое новое откровение в ходе расследования вмешательства России в избирательную кампанию 2016 года всё резче демонстрирует уязвимость демократических процессов в США.

 

На прошлой неделе в Конгресс был внесён законопроект, который может заставить Facebook, Google и других гигантов социальных сетей раскрывать информацию о том, кто покупает у них онлайн-рекламу, тем самым, закрывая лазейку, которой воспользовалась Россия во время выборов. Но попытки исправить ситуацию путём технических поправок и публичных обещаний корпоративных граждан стать лучше решат лишь наиболее громкую из проблем.

 

Более трудной задачей станет укрепление институтов, которые жизненно необходимы для нормального функционирования демократии, а именно — обучение основам гражданственности и местная журналистика. Пока не будут достигнуты успехи в этих сферах, угроза демократическим процессами в Америке будет нарастать, вновь и вновь проявляясь каждый раз, когда страна голосует.

 

Сотрудники разведки, служащие президенту России Владимиру Путину, сделали мудрый выбор, готовя атаку в социальных сетях. На долю Facebook приходится почти 80% всего мобильного трафика социальных сетей, а на долю Google приходится почти 90% всей рекламы, связанной с онлайн-поиском. Наводнив эти две платформы автоматическими сообщениями от десятков тысяч фиктивных пользователей, Россия получила возможность сеять рознь из-за экономических, расовых и политических вопросов.

 

Более того, всё это им дёшево обошлось. Как сообщается, благодаря весьма умеренным закупкам рекламы в Facebook, российские агенты получили доступ к золотой жиле данных онлайн-рекламы (например, к инструментам Facebook, помогающим подбирать целевую аудиторию). Это давало возможность «расшарить» российские фейковые новости сотни миллионов раз. По оценкам, в ходе этой тайной атаки 400 тысяч ботов (то есть программ, которые выполняют автоматические команды) отправили миллионы фиктивных политических сообщений, которые, в свою очередь, сгенерировали примерно 20% всего трафика в Twitter в последний месяц избирательной кампании.

 

Плохо уже то, что ключевые бренды мира технологий оказались не готовы отразить внешнее вмешательство в самые важные выборы в Америке. Но ещё больше тревожит упорное отрицание ответственности гигантами социальных сетей за те объёмы искажённой и фальшивой информации, которую они представляли как новости, даже несмотря на то, что роль России в этой деле становится всё более очевидной.

 

Если отмести технологический лепет про улучшение алгоритмов, про повышение прозрачности и про приверженность правде, окажется, что все эти «исправления» в Силиконовой долине скрывают простой факт: её технологии не созданы для сортировки правды и лжи, для проверки точности и исправления ошибок. Ровно наоборот: они разработаны с целью максимально повышать число кликов, «шеров» и «лайков».

 

Магнаты социальных сетей активно стремятся вытеснить традиционные СМИ в качестве мировых информационных платформ, но при этом беззаботно игнорируют фундаментальные ценности журналистики, её процессы и цели. Именно этой безответственности и хотят противодействовать соавторы нового законопроекта о прозрачности в рекламе.

 

Впрочем, Россия не смогла бы преуспеть в атаке на американских избирателей со своими фальшивыми новостями, если бы не было второй проблемы: плохо образованный электорат уязвим для манипуляций. Эрозия обучения основам гражданственности в школах и закрытие местных газет (и, как следствие, меньшее понимание обществом проблем и политических процессов) исподволь создают плодородную почву для распространения дезинформации.

 

Вот доказательства. Проведённый в 2005 году Американской ассоциацией юристов опрос показал, что 50% американцев не могут правильно назвать три ветви государственной власти в стране. Когда в 2015 году тот же самый вопрос задал Центр изучения государственной политики им. Анненбергов, процент таких респондентов вырос до двух третей, а 32% — шокирующая цифра — не смогли назвать ни одной ветви власти. Эта негативная тенденция демонстрирует явную связь с возрастом. По данным проведённого в 2016 году исследования американцев с университетским дипломом, люди старше 65 лет знают намного больше о том, как работает власть, чем те, кому меньше 34 лет.

 

Имеется чёткая корреляция между демократической безграмотностью и снижением акцента на обучении основам гражданственности, государственного управления и истории в школах. Например, в 2006 году общенациональное исследование, отслеживающее результаты учащихся по различным предметам, обнаружило, что лишь четверть учеников выпускных классов в Америке имеют хорошие баллы по основам гражданственности. Десять лет спустя их доля упала ниже 25%.

 

Неудивительно, что общее качество образования и доступ к базовым курсам основ гражданственности также снизились за последние годы. В 2011 году аналитический центр, ранжирующий 50 штатов страны по качеству курса истории США в старших классах их средних школ, поставил 28 штатам оценку неудовлетворительно. В ходе проведённого в 2016 году опроса 1000 гуманитарных колледжей выяснилось, что только в 18% этих колледжей для получения диплома нужно обязательно прослушать курс истории США или основ государственного управления.

 

Курсы средней школы или университетов сами по себе не смогут уберечь легковерных избирателей от интереса к фальшивым новостям или разжигающей рознь дезинформации. Однако вирусное распространение фейковых новостей, запущенное российскими агентами, сделало явным одну вещь: если у электората нет базового гражданского образования, он с большей вероятностью становится жертвой провокаций, призванных обострить партийные противоречия.

 

Перемены в индустрии новостей повышают этот риск. Поскольку гиганты Интернета забирают рекламные доходы у традиционных СМИ, социальные сети превращаются для многих людей в главный источник новостей. Традиционная пресса, особенно местные газеты, постепенно исчезает, сужая доступ избирателей к информации, которая критически важна для принятия информированных политических решений.

 

Цифры шокируют. Начиная с 2004 года, 10% местных газет США закрылись или объединились. Из тех, кто выжил, более трети сменили собственника, что усилило концентрацию отрасли в руках немногих. Результатом стали увольнения, сокращение расходов и числа публикаций о национальных и местных проблемах.

 

Гражданская ответственность СМИ тоже, похоже, снизилась. В руководстве для менеджеров, подготовленном одной инвестиционной фирмой, которая владеет тремя ежедневными и 43 еженедельными газетами, прямо говорится: «Наш клиент — рекламодатель. Читатели — это клиенты наших клиентов. [Поэтому] мы работаем с гибкими сотрудниками ньюсрума».

 

Вмешательство России в президентские выборы 2016 года в США стало историческим событием, но он является также симптомом более серьёзных проблем в Америке. Когда население не вполне понимает собственную демократическую систему, это должно тревожить не только преподавателей основ гражданственности, но и экспертов по национальной безопасности. США не нужен был Путин, чтобы прийти к такому выводу. «Если нация хочет быть невежественной и свободной, — предупреждал Томас Джефферсон, — она хочет того, чего никогда не бывало и никогда не будет».