Украину называют «стратегическим партнером Польши», однако никакого партнерства кроме проектов главы министерства обороны мы не видим. Стратегические решения принимает только Антоний Мачеревич (Antoni Macierewicz), который занимается созданием польско-литовско-украинской военной бригады. Стратегическим шагом можно назвать также, например, проект создания Карпатского газопровода. При этом никакого цельного плана у польского государства нет.

 

Неизвестно, чего мы хотим достичь, какие этапы собираемся преодолеть на пути к цели. Самое печальное, что политический курс в отношении Украины стал элементом борьбы за голоса избирателей. Он начал зависеть от внутренней политики в ее худших проявлениях, а также атмосферы, созданием которой занимаются Россия и ультранационалистические круги.

 

Недавно к антиукраинскому хору присоединился даже Анджей Дуда (Andrzej Duda), который заявил, что в высших эшелонах власти на Украине есть политики, занимающие антипольскую позицию. Судя по всему, президент, которого в последнее время критикуют за то, что он предает свой электорат и блокирует реформы, решил своими высказываниями повысить рейтинг.

 

Однако тезис о том, что на Украине правят бандеровцы, — это часть российской информационной войны. В Польше его охотно берут на вооружение те, кто стремится разыграть антиукраинскую карту, и принимают те, кто боится подобных сигналов из-за воспоминаний о Второй мировой войне.

 

На антиукраинские позиции встает в Польше все больше людей. Публицисты и политики изображают Украину страной бандеровцев, которые мечтают устроить новую Волынскую резню. Украинской стороне, разумеется, можно предъявить массу претензий, однако, польские политические круги и представители СМИ превратили сознательное разжигание ненависти к Украине в инструмент достижения популярности. Если они не опомнятся и не поставят на первое место интересы польского государства, шансов на нормализацию ситуации не будет.

Тогда Польша превратится в проблему. Наши союзники хотят быть уверенными в том, что польское государство способно быть стабилизирующим фактором в своем регионе, а не рассадником ненависти и конфликтов. Когда они увидят, что мы, преследуя частные интересы, готовы рисковать стабильностью, они задумаются, стоит ли им вкладываться в нашу экономику и безопасность. Все закончится претворением в жизнь российского сценария, который выглядит так: «если поляки стали проблемой, нужно отдать их России и Германии».

 

Факты таковы: наша политика должна опираться на стратегию действий в связке США — Украина — Польша. Мы должны стать для украинцев вторым важнейшим государством после Соединенных Штатов, а роль важного государства заключается отнюдь не в том, чтобы с утра до вечера натравливать общественность на соседа. Мы, к сожалению, занимаемся разрушением стабильности региона, а не ее укреплением.

 

Обращаясь к вопросу жертв и увековечения их памяти. Никто не говорит о том, что нужно молчать и забывать, речь о масштабе явления. Историческая политика и исторические темы превратились сегодня в орудие нападок на Украину и разжигания ненависти к украинцам.

 

Что касается эксгумаций (Варшава обвиняет Киев в том, что тот препятствует поиску мест захоронений поляков, погибших в годы Второй мировой войны, и эксгумации их останков — прим. пер.), напомню, что в Польше осквернили 20 украинских монументов. Польское руководство не только не отреагировало на эти инциденты, но и решило воспользоваться антиукраинскими силами, чтобы привести в исполнение решение суда по поводу сноса памятника воинам УПА (запрещенная в РФ организация — прим.пер.) в селе Грущовице. Украинский герб был осквернен, а политики, будто они находятся на войне, провозгласили победу.

 

Недавний визит главы внешнеполитического ведомства Ващиковского (Witold Waszczykowski) на Украину превратился в демонстративную антиукраинскую акцию. Ее послание звучало так: «Я, министр Ващиковский, — главный защитник поляков, которых притесняют на Украине, поэтому я должен сохранить свой пост». В украинской тематике он, между тем, совершенно не разбирается, а его поездка была настоящей катастрофой (если только мы не ставили перед собой цель устроить скандал).


Я считаю, что Польша должна стремиться к другому: к нормализации отношений и налаживанию сотрудничества, что сделает возможным проведение эксгумаций. Этих целей Ващиковский не достиг и не достигнет, потому что он этого не может и не хочет.

Запрещенные в России организации