«…Поддать мы в миг печали вправе хоть с принцем крови», — писал Бродский. Предполагалось, что грусть — удел поэтов, а не августейших особ. Но времена меняются, и миг печали застиг принца!

Даже не одного, почти дюжину. Это, конечно, в Саудовской нашей Аравии, ставшей вдруг источником пикантных сенсаций.


Я посмотрел короткое видео, раздобытое на прошлой неделе The New York Times. Вероятно, охранник снял и слил.


Холл отеля «Ритц-Карлтон» в Эр-Рияде, превратившийся в «золотую клетку» для почти 70 арестованных. На мозаичном полу разложены матрасы, на матрасах (вот он — символ равенства всех и всюду!) в нешахматном порядке лежат принцы саудовской династии, министры, миллиардеры, прямые и близкие родственники действующего короля, его предшественника и предпредшественника.


И над всем этим, как сказала бы моя бабушка, гармидером возвышаются десятки угрюмых здоровых бугаев с автоматами наперевес — охрана.


Бедный «Ритц-Картлон»! Чтоб в холле на полу валялись принцы, от такого поворота «короля хотельеров и хотельера королей» Цезаря Ритца (César Ritz) хватил бы удар.


Но, кажется, эта дикая история ударила и ударит еще по многим знаменитым людям и сгубит немало имен и брендов: арестованные саудиты невероятно плотно интегрированы в райские кущи Запада.


Только один из арестованных, принц аль-Валид бен Талал (al-Walid ibn Talal), племянник короля, «весит» больше 17 миллиардов долларов. Принцу принадлежат доли в компаниях Four Seasons (вместе с Биллом Гейтсом они владеют 95% акций), CitiGroup, Twitter, 21st Century Fox, Disney. Он владеет отелями George V в Париже и Plaza в Нью-Йорке и телекомпанией «Аль-Арабия».


Конечно, сейчас у нас пишут в таком духе, что Мухаммед Сальманович осуществляет прорыв своей страны в будущее, уложив на матрасы своих родственников-казнокрадов.


Для русского уха это — привычный и понятный мотив: справедливый царь и бояре-барыги.


В Аравии все совсем иначе. Там страна целиком принадлежит королевской семье Сауда. Вся страна: от песчинки в пустыне до заблудившегося верблюда — их законная собственность. Конституции нет, уголовного кодекса нет, парламента нет, светских судов нет, монархия абсолютная: значит, ты виновен лишь тогда, когда виновным тебя считает твой король.


Саудовская кровная королевская семья это, кстати, не кооператив «Озеро», это — 30 тысяч голодных и капризных ртов. Одних принцев крови — 220! Чтоб хоть половину их положить на матрасы, никаких Ритцев с Карлтонами не хватит!


Еще говорят, что претендент на престол Мухаммед Сальманович устранил таким экстравагантным жестом противников своего курса на создание мощного антииранского альянса между Саудовской Аравией, Израилем и США.


Но ведь не тайна, что именно наследный принц продавил исторический визит своего отца-короля в Москву, где старик Сальман раскатывал по БКД на мини-каре и талантливо косил под Брежнева, теряя ощущения времени и места. А Москва со своими друзьями в Тегеране этому треугольнику как-то не очень идет…


Кстати, не у кого спросить, как там сам старик Сальман? Последнее, что о нем слышали, это было создание того самого Комитета, который и повязал принцев через час после своего появления на свет.


Что там король, жив ли, в здравии ли, в уме ли? Или мы узнаем о том, что он ушел в мир иной только после того, как молодой наследник выбьет из матрасных принцев согласие и деньги?


Но вообще-то гнобить принцев в тех краях — дело довольно опасное. Сейчас мало кто помнит историю короля-реформатора Фейсала (Faisal ibn Abd al-Aziz). Это тот самый, что устроил Западу нефтяную жажду в отместку за поддержку Израиля.


Но король он был крутой и тоже говорил, мол, хочу вытащить страну из пустыни. А один из его племянников (тоже, конечно, Фейсал) был как раз из числа мракобесов, хотел, понимаете ли, чтоб его страна оставалась в VI веке, исповедовала незамутненный ислам и уж точно не допустила бы в свои дома дьявольское изобретение — телевизор.


И вот этот принц Фейсал в 1973 году сделал немыслимое: устроил демонстрацию радикалов у ворот королевского дворца. Всех демонстрантов охрана тут же пристрелила. А насчет главного пошла к королю. Фейсал-старший угрюмо кивнул — и племяша скосили очередью, как простого бедуина.


Но это еще не конец истории.


У этого принца Фейсала был брат. Тоже принц и тоже Фейсал (ну, извините!). Этот Фейсал оказался антонимом погибшего брата: выпивал, безбожничал и распутствовал.


Чтоб юношу не казнить, его отправили учиться в Америку. Там он вообще стал наркоманом и даже наркобарыгой. Отозвали домой, дабы не позорил королевскую семью.


И вот в марте 1975 года он обманом получил аудиенцию у короля. Проскользнул в зал вместе со знаменитым министром нефти Ямани (Ahmed Zaki Yamani), тот не решился спросить у принца крови: а ты, засранец, куда лезешь? И Фейсал-принц хладнокровно расстрелял Фейсала-короля в упор из пистолета. В отместку за убийство брата Фейсала. Вот такая фейсальная история…


Я не намекаю и не кликушествую. Но дюжина принцев крови на матрасах в Ритц-Карлтоне долго лежать не может. Их надо или отпускать, или… фейсалить. И то, и другое — худо…


Кстати, того самого Фейсала-убийцу палач обезглавил позолоченным мечом привселюдно. Потом его голову насадили на кол и выставили у королевских ворот. Это, напомню, шел 1975 год… Ритц-Карлтонов у саудовских королей еще не было…