Почти каждый день появляются новые подробности, касающиеся связей кампании Дональда Трампа с российским правительством. Степень предполагаемого вмешательства, которое может поставить под угрозу президентство господина Трампа, еще предстоит установить, но скандал уже доминирует в заголовках и охватил Вашингтон.


Однако многие наблюдатели из левого политического крыла считают вопросы о вмешательстве России в прошлогодние выборы лишь досадным отвлекающим фактором.


Некоторые считают, что вмешательство России, в лучшем случае, не отвечает нуждам американского рабочего класса, на которых должны сосредоточиться демократы. Так, Катрина ван ден Хевель (Katrina vanden Heuvel), редактор журнала The Nation, подвергла демократов жесткой критике, заявив: «Если они будут уделять все свое внимание лишь связям Трампа с Россией, им не победить на критически важных промежуточных выборах в 2018 году и не добиться ощутимых побед в решении таких проблем, как здравоохранение, изменение климата и неравенство, которые влияют на нашу жизнь».


Другие говорят, что расследование раздуто, и называют его теорией заговора в духе «неомаккартизма». Журналист Маша Гессен, например, писала в New York Review of Books, что оно «отвлекает людей от реальных, документально зафиксированных и подкрепленных доказательствами проблем» и в то же время «содействуя распространению ксенофобской теории заговора, когда есть основание для отстранения от должности ксенофоба-конспиролога».


Ноам Хомский (Noam Chomsky) сказал, что российское вмешательство в выборы «не является первоочередной проблемой», а из-за одержимости ею американцев наша страна превращается в «посмешище», особенно, учитывая репутацию Соединенных Штатов в связи с их вмешательством в политику других стран. Более того, многие, кто выступает против политики «ястребов», считают, что скандал, связанный с Россией, только усиливает напряжение с бывшим врагом времен холодной войны.


Сторонникам кандидата в президенты Берни Сандерса «Россия» может представляться удобной отговоркой Хиллари Клинтон, объясняющей ее провал как кандидата в президенты. Выражаясь словами Гленна Гринвальда (Glenn Greenwald), российское вмешательство «объяснить любое ставящее в тупик событие, придать определенность нашему сложному миру и снять ответственность со многих людей».


Но по мере того, как расследование, проводимое Робертом Мюллером (Robert Mueller), касается то одного, то другого сотрудника Трампа, например, Пола Манафорта (Paul Manafort) и Майкла Флинна (Michael Flynn), становится совершенно ясно, что сюжет с Россией будет только набирать обороты. Вместо того, чтобы вести его незаметно и отрицать его, левые должны просто принять его. Связи господина Трампа с Россией отражают опасности неравенства и коррупции среди элиты, а также указывают на необходимость радикальных решений.


Публикация в этом месяце миллионов «просочившихся» документов, известных как «Райское досье», подтверждает то, что левые политики утверждали уже не один год: активно проводимое Соединенными Штатами стремление к свободной торговле и глобализованной экономике вылилось в обширные, неподотчетные потоки необлагаемых налогами офшорных денежных средств. Политика Вашингтона после достижения консенсуса в результате холодной войны обогатила 1% населения и предложила ему новые способы сокрытия и отмывания денег за границей. Возникла транснациональная олигархия, сформировались секретные бизнес-партнерства, связывающие, к примеру, Уилбура Росса (Wilbur Ross), министра торговли в администрации господина Трампа, с семьей президента России Владимира Путина. Обсуждение этих связей не подрывает аргументы представителей левого крыла, а, напротив, прекрасно доказывает фиаско современного капитализма.


Обвинение в отношении господина Манафорта служит наглядным примером для изучения дел по международной коррупции. Многие годы, говорится в обвинении, он действовал как незарегистрированный лоббист в интересах авторитарных правительств, а это востребованная уловка в Вашингтоне. Чтобы уйти от налогов, сообщается в обвинении, он открыл оффшорные банковские счета и отмывал деньги через недвижимость и предметы роскоши, что является обычной практикой, обогащающей плутократов и обостряющей кризисы с недвижимостью в таких городах, как Нью-Йорк и Лондон, за счет вливания миллиардов долларов награбленного богатства в тесный рынок недвижимости.


Господин Манафорт нарушал законы (он признался, что делал ложные заявления и искажал факты) и теперь ожидает законных последствий, а его длительная карьера служит типичным примером аморальности, обогащения и отсутствия подотчетности, которым поспособствовала политика разных администраций в Америке.


Многие демократы и республиканцы из истеблишмента, оказывая, как они сами это называют, «сопротивление» господину Трампу, говорят, что их глубоко беспокоит связанный с Россией скандал, но они, по большей части, не смогли в полной мере оценить все его последствия.


Для консерваторов, выступавших с позиций «Трамп — никогда», главным результатом является то, что Соединенным Штатам теперь нужно усилить конфронтацию с Россией на Украине, в Сирии и в других странах, а также то, что администрация Обамы вела недостаточно жесткую политику в отношении Путина. В то же время многие демократы утверждают, что российское вмешательство подразумевает незаконность президентства господина Трампа, а, следовательно, госпожу Клинтон нельзя винить за ее поражение.


Однако вмешательство России в американскую политику, на самом деле, является результатом долгой серии провалов двухпартийной политики. Демократы и республиканцы в равной степени поддерживали торговую политику, способствовавшую росту незаконно нажитых состояний в таких странах, как Россия и Китай. Например, в 1990-е годы как администрация Буша, так и администрация Клинтона способствовала агрессивной приватизации российской экономики, что вылилось в разрушение стандартов жизни, привело к возникновению класса олигархии с незаконно нажитым капиталом и спровоцировало негативное отношение к либеральной демократии, которым господин Путин пользуется и по сей день.


Критики из левого крыла, высказывающиеся против внешней политики Америки, верно указывают на то, что Россия является удобной грушей для битья среди политиков и экспертов-«ястребов». Но наиболее влиятельные противники «ястребов» тоже не являются сторонниками прогресса: американские корпорации лоббировали против признания нарушений Путиным прав человека и стремились к использованию российских природных ресурсов. Энергетические компании, такие как Exxon Mobil, бывший гендиректор которой Рекс Тиллерсон (Rex Tillerson) теперь занимает должность госсекретаря США, сотрудничал с Россией и пытался найти пути обхода международных санкций, чтобы получить возможность добывать нефть в России. Новая холодная война — это опасно, но не менее опасно и потепление отношений между США и Россией, за счет которого обогащаются гендиректора нефтяных компаний обоих государств.


По мере того как растущее поколение «леваков» все более отчетливо заявляет о себе в демократической партии и может впоследствии получить возможность формировать внешнюю политику, оно должно выработать новый подход к России, соответствующий ее ключевым ценностям. Этот подход не должен руководствоваться ни интересами политики внутренней безопасности, ни интересами энергетического сектора. Вместо этого он должен стремиться не давать клептократической российской элите возможности укрывать свои активы в США, очистить Вашингтон от влияния иностранных лоббистов и закрыть налоговые убежища для миллиардеров в любых точках мира. Расследование связей кампании Трампа с Россией дает нам возможность сосредоточиться на этих проблемах.


«Неравенство, коррупция, олигархия и авторитаризм неразделимы, — заявил господин Сандерс в своем недавнем обращении. — По всему миру мы наблюдали рост популярности демагогов, которые, придя к власти, используют свое положение, чтобы лишить государство его ресурсов. Такие клептократы, как Путин в России, используют разделение в обществе и злоупотребление властью как способ для собственного обогащения и обогащения своего ближайшего окружения». Для американцев, большинство из которых разделяет точку зрения господина Сандерса, это и должно стать подлинным уроком, вынесенным из скандала, связанного с Россией.