По мнению гарвардского экономиста Дэни Родрика, полный национальный суверенитет, демократия и глобализация одновременно невозможны. Данная концепция «политической трилеммы мировой экономики», недавно привлёкшая внимание Хавьера Соланы, является полезной, но не завершённой.

 

Аргументы Родрика, которые он подробно описывает в своей новой книге, заключаются в следующем: слишком сильная глобализация ослабляет суверенитет демократических национальных государств, поскольку подчиняет их экономическим и финансовым силам, которые могут не соответствовать желаниям местного большинства. Согласно этой логике, авторитарное государство может лучше функционировать в мире глобализации, поскольку оно освобождено от предвыборных забот.

 

При снижении уровня глобализации демократический процесс принятия решений внутри национального государства в меньшей степени ограничивается внешними силами (особенно финансовыми рынками), а значит, его масштабы расширяются. Глобализация и демократия без национальных государств также возможны, хотя Родрик скептически оценивает возможность работы демократических институтов в глобальном масштабе.

 

Конечно, Родрик не выдаёт эту трилемму за некое непреложное правило. Он, скорее, пытается подчеркнуть сложность проблем, связанных с развитием или сохранением этих трёх институциональных механизмов в полном или частичном виде. Однако для получения максимальной пользы от концепции Родрика следует принять во внимание ещё один аспект — множественность уровней власти в современном мире.

 

Суверенное государство, управляемое национальным правительством, остаётся фундаментальным элементом международного порядка. Но ниже уровня национального государства находятся штаты (или провинции), города и регионы, которые могут обладать собственными управленческими структурами. А уровнем выше располагаются наднациональные блоки, например Европейский союз, и глобальные институты, например ООН. В любой дискуссии о рассматриваемой трилемме необходимо учитывать эти разные уровни управления.

 

Да, нынешнее повсеместное разочарование во власти отчасти является негативной ответной реакцией на глобализацию, которая выглядит обузой для национальных государств. Однако, возможно, ещё одной причиной этого разочарования является ощущение оторванности граждан от своих национальных правительств.

 

Между тем, власти местного, субнационального уровня от них не так далеки; граждане страны обычно считают, что на эту власть они ещё могут оказывать значительное влияние. В результате, противоречия между демократией и глобализацией выглядят менее острыми, например, на муниципальном уроне. Этому способствует тот факт, что местные власти обычно больше фокусируются на локальных проблемах (инфраструктура, образование, жильё), на которые, как считается, глобализация влияет не сильно.

 

На другой стороне этого спектра находятся наднациональные структуры управления, например ЕС. Евросоюз не просто занимается вопросами, которые связаны с глобализацией, например внешней торговлей; граждане Европы полагают, что далёкий и оторванный от них «Брюссель», на который они не способны оказать большого влияния, нарушает суверенитет национальных государств. Эти настроения, ярким примером которых стал референдум о Брексите, можно наблюдать во всей Европе.

 

То, как данная политическая динамика усложняет политическую трилемму Родрика, было наглядно продемонстрировано в Каталонии, где противоречия местной демократии с национальным государством оказались даже более острыми, чем с глобализацией. Более того, многие каталонцы в большей степени недовольны именно национальным правительством Испании, а не глобализацией или ЕС. То же самое можно сказать и об отношениях Шотландии с Великобританией.

 

В этом контексте возврат к национальному государству, отвергающему глобализацию, подобно тому, как это происходит в США при президенте Дональде Трампе, становится ещё более проблематичным, поскольку грозит воскрешением всех экономических и политических патологий, порождавшихся национализмом в прошлом, или даже чем-то большим.

 

Но что если мы выберем новый подход, в соответствии с которым демократия на местном уровне и суверенитет будут наоборот укрепляться?

 

Во многих странах, если не в большинстве, города являются центрами инноваций и прогресса, поскольку перспективы агломерации, экономика масштаба и положительные сопутствующие эффекты привлекают в них успешные компании. Граждане ощущают близость муниципальных властей, они гордятся своими городами, но их гордость своей идентичностью не обладает ущербными свойствами национализма.

 

Когда суверенное государство уступает часть своих полномочий региональным, областным или муниципальным властям, острота трилеммы ослабевает. И демократия, с её неотъемлемым чувством принадлежности, и глобализация, движимая космополитичными, открытыми миру городами, могут благополучно развиваться, не вызывая потери суверенитета страны.

 

Польза такого подхода может быть весьма серьёзной. Однако есть и серьёзные риски. Когда успешные городские территории начинают привлекать растущую долю капиталов страны, её квалифицированной рабочей силы и инновационного потенциала, сельские регионы могут столкнуться с экономическим спадом: рабочих мест становится меньше, больницы и школы закрываются, качество инфраструктуры снижается. Эта тенденция, как мы видим, создаёт плодородную почву для политиков-популистов, предлагающих упрощенческие решения, которые основаны на экстремистской идеологии, сеют раздор и подрывают прогресс.

 

Именно поэтому — с самого начала — критически важно найти способы помочь тем, кто в этой системе может оказаться позади. И в этой работе главная роль будет принадлежать национальному государству, которому, правда, придётся нащупать верный баланс, чтобы не допустить нового возникновения трилеммы.