Независимо от того, была бы снова проведена Женевская конференция или нет, ни Россия, ни какая-либо другая страна не сможет удержать Башара Асада у власти. Все очень просто. Сирийцы отвергают действующий режим и не могут принять его независимо от международных сил, которые пытаются изменить ход истории и взять ее под свой контроль в соответствии с собственными желаниями.


Если бы это было возможно, Советский Союз все еще был бы жив и были бы коммунистические партии, которые по-прежнему бы управляли такими странами, как Польша, Венгрия, Болгария, Румыния, Чехословакия (теперь две страны) и Восточная Германия. Если бы Советский Союз был еще жив, Народная Демократическая Республика Йемен все еще существовала бы. Встретился или не встретился президент России Владимир Путин с президентом Сирии в Сочи, многого не изменить, даже если администрация США умоет руки по поводу сирийского вопроса и отдадут его на откуп Москве.

 

Есть те, кто говорят, что имели место контакты между США и Россией, свидетельствующие о наличии определенных договоренностей о предоставлении Россией определенных гарантий относительно важной стратегической точки, такой как Абу-Кемаль. Но есть те, кто утверждают, что американцы считают, будто русские нарушили обещания, данные им. Эти обещания связаны с тем, что Иран и его союзники не будут контролировать Абу-Кемаль, а также, что они не будут присутствовать на встрече Путина и Асада в Сочи. После сражения при Абу-Кемале и связанных с ним обстоятельствами, а также после Женевской конференции можно еще раз задать вопрос: правда ли, что администрация Дональда Трампа капитулировала перед Россией и теперь им достаточно только военного присутствия на одном из берегов Евфрата, или они готовятся к грядущей битве, тем более, что американцы имеют 14 баз на восточном берегу Евфрата, а также другие базы в разных местах на севере Сирии?


Два года назад Башар Асад посетил Москву, точнее его туда вызвали, чтобы понять, что он может и чего не может сделать. Путин дал ему понять, что он теперь в Сирии главный. Это было 20 октября 2015 года. Что изменилось с тех пор?


А изменилось как раз то, что российская военная интервенция, начавшаяся за месяц до приезда главы сирийского режима в Москву, позволила Асаду остаться в Дамаске, защитила сирийскую территорию и алавитов. Сирийский режим обязан своим выживанием России и никому другому. Не секрет, что сам Иран признал тот факт, что содействие России помогло не рухнуть режиму в Дамаске.


Какова цена, которую Россия потребует в Сирии, где Путин теперь является их собственным «царем»? Что еще более важно, может ли он попросить то, что руководство Трампа может не захотеть ему дать?


Ясно, что «российский царь» принял вариант сохранения Башара Асада у власти в настоящее время. Существует и другой вариант, предложенный Ираном, о проведении реформ и сохранении власти в руках Асада и его окружения, которые должны полностью подчиняться Тегерану.

 

Каким бы ни был российский вариант, какова бы ни была степень капитуляции США перед Владимиром Путиным, если это, конечно, правда, то невозможно игнорировать тот факт, что никакая сила на местах не может помочь слабому режиму, который в любой день может лишиться свой легитимности. Если бы это было возможно, сирийская революция не длилась бы с марта 2011 года. Эта революция, с которой боролся действующий сирийский режим вместе с Россией и Ираном, продолжается в различных формах, несмотря на принесенный ущерб городам, селам, муниципалитетам и инфраструктуре.


Перед Россией стоят новые проблемы, связанные с переходной фазой, которая, по ее мнению, будет контролироваться при поддержке американцев, европейских и даже арабских стран. Одна из этих проблем — неограниченные амбиции Ирана. Еще одна проблема заключается в том, что, по мнению многих экспертов, США еще не сказали своего последнего слова и выжидают подходящий момент, чтобы заверить русских в том, что они не могут быть «правителями Сирии» под иранским протекторатом, потому что это не удовлетворяет Израиль с его повесткой дня на региональном уровне.