Санкции США, которые вступили в силу против России, безусловно, будут иметь влияние на экономическую ситуацию в стране и деятельность российских предприятий, но это влияние далеко от критического.


Санкции США, которые вступили в силу против России, безусловно, будут иметь влияние на экономическую ситуацию в стране и деятельность российских предприятий, но это влияние далеко от критического. Ведь ограничение финансирования для энергетических проектов с 90 до 60 дней и ограничение финансирования для финансовых институций, которые находятся под санкциями до 14 дней, не сможет нанести критический урон экономике. Это не запрет на деятельность и даже не сворачивание сотрудничества. Речь идет о сокращении западных инвестиций в российские проекты и финансовые активы.


Это довольно ограниченные санкции, кардинально не влияющие на деятельность этих институций. Можем констатировать, что на фоне принятого закона о российских санкциях — это просто почки, даже не листочки или цветочки, а только начало возможного санкционного режима против России. То, что реальные санкции до этого времени не введены, означает, что администрация Трампа продолжает торговаться с Россией в отношении сфер влияния.


Поэтому говорить о каких-то санкциях, которые могли бы нанести существенный урон российской экономики или вызвать новый экономический кризис с Россией, не приходится.


Более того, санкционный режим в отношении России не сильно эффективен (и эта эффективность продолжает снижаться), хотя и продолжает оказывать давление на российскую экономику. Но он, скорее, приводит к самоизоляции российской политической системы, самоизоляции российского общества, подавлению внутренней позиции, перехода к режиму «крепость», когда вокруг —враги. В российском же случае санкции ввели около 50 государств, а в мире их 193. Поэтому можно говорить о конфликте РФ и Запада, но не международной изоляции страны. Уверен, что для того, чтобы эти санкции что-либо дали Украине, необходимо искать новые темы, новые площадки для переговоров. Ведь нигде в мире санкции не решили какого-нибудь кризиса. Иран, Северная Корея и даже Беларусь — тому пример.