Ночная атака должна была еще раз подтвердить недавнее предостережение израильского правительства, что еврейское государство не потерпит формирования иранской военной инфраструктуры в Сирии, в непосредственной близости от израильских границ. Таким образом, Израиль перешел от дипломатических сигналов, передававшихся через посредников, к действиям, носящий военный характер. Цель осталась прежней: сигнализировать Кремлю, что Иерусалим не намерен мириться с иранской военной экспансией в соседней Сирии.


На данный момент риск, взятый на себя израильской стороной, кажется оправданным. Асад не может позволить себе реагировать каким-либо серьезным образом на подобное нарушение суверенитета. Кроме того, в случае подобной реакции последует гораздо более мощный израильский ответ. Последнее, что нужно сирийскому президенту после того, как ему наконец, с помощью иранцев и русских, удалось разгромить своих внутренних врагов — в первую очередь «Исламское государство» (запрещенная в России организация — прим. ред.), это открыть фронт против Израиля.


Не совсем ясно, какие объекты были атакованы на базе вблизи Дамаска. Согласно некоторым источникам, был разбомблен склад с оружием. Но важнее всего то, что речь идет о базе, спутниковые снимки которой были опубликованы несколько месяцев назад. Неизвестные структуры передали эти снимки британскому телевидению (некоторые предлагают, что это сделала израильская разведка). На снимках были видны здания, в которых должны были быть расселены иранские военнослужащие, а также тегеранские наемники из других стран, воюющие в Сирии. Распространение этих снимков и было первым предостережением, однако сирийцы не восприняли это в таком качестве и продолжили строительство. Если информация о субботней атаке верна, и в ходе ракетного обстрела не было жертв, это значит, что здания на базе рядом с Дамаском все еще не заселены.


Так или иначе, судя по всему, Израиль формирует новые «красные линии» в том, что касается его интересов в Сирии, что делает его фактически еще одним активным игроком в конфликте, происходящем в соседнем государстве.


В предыдущие годы израильская стратегия включала в себя четыре аспекта (как определил их бывший министр обороны Моше Яалон): невмешательство в гражданскую войну, сохранение спокойствия на границе, умеренная реакция на любой случайный выстрел, нарушающий израильский суверенитет, и точечные удары по караванам с оружием, предназначающиеся для переброски в Ливан — «Хезболле».


Однако в последние полгода произошел ряд серьезных изменений. У израильской стороны появились еще три интересующих ее фактора в Сирии: предотвращение приближения иранских (и проиранских — «Хезболла») сил к израильской границе на Голанскими высотам — более, чем на 40 километров; предотвращение строительства военного порта и базы ВВС для иранской армии; предотвращение удара, который могут исламистские силы нанести по сирийским друзам, живущим рядом с израильской границей.